Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Ткачев (Петр Никитич) - писатель. Род. в 1844 г. в Псковской губ., в небогатой помещичьей семье. Поступил на юридический факультет спб. университета, но, вскоре, за участие в студенческих беспорядках, попал в Кронштадтскую крепость, где просидел несколько месяцев. Когда университет был вновь открыт, Т., не поступая в число студентов, выдержал экзамен на ученую степень. Привлеченный к одному из политических дел (так назыв. "делу Баллода"), Т. отсидел несколько месяцев в Петропавловской крепости, сначала в виде ареста подследственного, потом по приговору сената. Писать Т. начал очень рано. Первая его статья ("О суде по преступлениям против законов печати") была напечатана в № 6 журнала "Время" за 1862 г. Вслед затем во "Времени" и в "Эпохе" помещено было, в 1862-64 гг., еще несколько статей Т. по разным вопросам, касавшимся судебной реформы. В 1863 и 1864 г. Т. писал также в "Библиотеке для Чтения" П. Д. Боборыкина; здесь помещены были, между прочим, первые "статистические этюды" Т. (преступление и наказание, бедность и благотворительность). В конце 1865 г. Т. сошелся с Г. Е. Благосветловым и стал писать в "Русском Слове", а затем в заменившем его "Деле". Весной 1869 г. он был вновь арестован и в июле 1871 г. приговорен спб. судебной палатой к 1 году и 4 месяцам тюрьмы (по так наз. "Нечаевскому делу"). По отбытии наказания Т. выслан был в Великие Луки, откуда вскоре эмигрировал за границу. Прерванная арестом журнальная деятельность Т. возобновилась в 1872 г. Он опять писал в "Деле", но не под своею фамилией, а под разными псевдонимами (П. Никитин, П. И. Нионов, П. Н. Постный, П. Гр-ли, П. Грачиоли, Все тот же). Т. был очень заметной фигурой в группе писателей крайнего левого крыла русской журналистики. Он обладал несомненным и незаурядным литературным талантом; статьи его написаны живо, порой увлекательно. Ясность и строгая последовательность мысли, переходящая в известную прямолинейность, делают статьи Т. особенно ценными для ознакомления с умственными течениями того периода русской общественной жизни, к которому относится расцвет его литературной деятельности. Т. не договаривал иногда своих выводов только по цензурным соображениям. В тех рамках, которые допускались внешними условиями, он ставил все точки над i, как бы парадоксальны не казались порой защищаемые им положения. Т. воспитался на идеях "шестидесятых годов" и оставался верен им до конца своей жизни. От других своих сотоварищей по "Русскому Слову" и "Делу" он отличался тем, что никогда не увлекался естествознанием; его мысль всегда вращалась в сфере вопросов общественных. Он много писал по статистике населения и статистике экономической. Тот цифровой материал, которым он располагал, был очень беден, но Т. умел им пользоваться. Еще в 1870-х гг. им подмечена была та зависимость между ростом крестьянского населения и величиною земельного надела, которая впоследствии прочно обоснована П. П. Семеновым (в его введении в "Статистике поземельной собственности в России"). Наибольшая часть статей Т. относится к области литературной критики; кроме того он вел в течении нескольких лет отдел "Новых книг" в "Деле" (и ранее "Библиографический листок" в "Русском Слове"). Критические и библиографические статьи Т. носят на себе чисто публицистический характер; это - горячая проповедь известных общественных идеалов, призыв к работе для осуществления этих идеалов. По своим социологическим воззрениям, Т. был крайний и последовательный "экономический материалист". Едва ли не в первый раз в русской журналистике в его статьях появляется имя Маркса. Еще в 1865 г. в "Русском Слове" ("Библиограф. листок", № 12) Т. писал: "все явления юридические и политические представляют не более как прямые юридические последствия явлений жизни экономической; эта жизнь юридическая и политическая есть, так сказать, зеркало, в котором отражается экономический быт народа... Еще в 1859 г. известный немецкий изгнанник Карл Маркс формулировал этот взгляд самым точным и определенным образом." К практической деятельности, во имя идеала "общественного равносилия", Т. звал "людей будущего". Он не был экономическим фаталистом. Достижение социального идеала или, по крайней мере, коренное изменение к лучшему экономического строя общества должно было составить, по его воззрениям, задачу сознательной общественной деятельности. "Люди будущего" в построениях Т. занимали то же место, как "мыслящие реалисты" у Писарева. Перед идеей общего блага, которая должна служить руководящим началом поведения людей будущего, отступают на задний план все положения отвлеченной морали и справедливости, все требования кодекса нравственности, принятого буржуазною толпою. "Нравственные правила установлены для пользы общежития и потому соблюдение их обязательно для каждого. Но нравственное правило, как все житейское, имеет характер относительный и важность его определяется важностью того интереса, для охраны которого оно создано... Не все нравственные правила равны между собою" и притом "не только различные правила могут быть различны по своей важности, но даже важность одного и того же правила, в различных случаях его применения, может видоизменяться до бесконечности". При столкновении нравственных правил неодинаковой важности и социальной полезности, не колеблясь следует отдавать предпочтение более важному перед менее важным. Этот выбор должен быть предоставлен каждому; за каждым человеком должно быть признано "право относиться к предписаниям нравственного закона, при каждом частном случае его применения, не догматически, а критически", иначе "наша мораль ничем не будет отличаться от морали фарисеев, восставших на Учителя за то, что он в день субботний занимался врачеванием больных и поучением народа" ("Дело", 1868, № 3, "Люди будущего и герои мещанства"). Политические свои воззрения Т. развивал в нескольких брошюрах, изданных им за границей, и в журнале "Набат", выходившем под его редакцией в Женеве, в 1875-76 гг. Т. резко расходился с господствовавшими тогда в эмигрантской литературе течениями, главными выразителями которых были П. Л. Лавров и М. А. Бакунин. Он являлся представителем так наз. "якобинских" тенденций, противоположных и анархизму Бакунина, и направлению Лавровского "Вперед". В последние годы своей жизни Т. писал мало. В 1883 г. он заболел психически и скончался в 1885 г., в Париже, 41 года от роду. Статьи Т., более характеризующие его литературную физиономию: "Дело", 1867 - "Производительные силы России. Статистические очерки" (1867, №№ 2, 3, 4); "Новые книги" (№№ 7, 8, 9, 11, 12); "Немецкие идеалисты и филистеры" (по поводу кн. Шерра: "Deutsche Cultur und Sittengeschichte", № 10, II, 12). 1868 - "Люди будущего и герои мещанства" (№. № 4 и 5); "Подрастающие силы" (о романах В. А. Слепцова, Марко Вовчка, М. В. Авдеева - NN 9 и 10); "Разбитые иллюзии" (о романах Решетникова - № 11, 12). 1869 - "По поводу книги Дауля "Женский труд" и статьи моей "Женский вопрос" (№ 2). 1872 - "Недодуманные думы" (о сочинениях Н. Успенского, № 1); "Недоконченные люди" (о романе Кущевского: "Николай Негорев", №№ 2-3); "Статистические примечания к теории прогресса" (№ 3); "Спасенные и спасающиеся" (по поводу романа Боборыкина: "Солидные добродетели", № 10); "Не подкрашенная старина" (о романе "Три страны света", Некрасова и Станицкого, и о повестях Тургенева, №№ 11-12). 1873 - "Статистические очерки России" (№№ 1, 4, 5, 7, 10); "Тенденциозный роман" (по поводу "Собрания Сочинений" А. Михайлова (Шеллера), №№ 2, 6, 7); "Больные люди" (о "Бесах" Ф. М. Достоевского, №№ 3, 4); "Тюрьма и ее принципы" (№№ 6, 8). 1875 - "Беллетристы-эмпирики и беллетристы-метафизики" (о соч. Кущевского, Гл. Успенского, Боборыкина, С. Смирновой, №№ 3, 5, 7); "Роль мысли в истории" (по поводу "Опыта истории мысли" П. Миртова, №№ 9, 12). 1876 - "Литературное попурри" (о романах: "Два мира", Алеевой, "В глуши" М. Вовчка, "Подросток" Достоевского и "Сила характера", С. И. Смирновой, №№ 4, 5, 6); "Французское общество в конце XVIII в." (по поводу книги Тэна, №№ 3, 5, 7); "Поможет ли нам мелкий кредит" (№ 12). 1877 - "Идеалист Мещанства" (по поводу соч. Авдеева, № 1); "Уравновешенные души" (по поводу ром. Тургенева "Новь",. №№ 2-4); "О пользе философии" (по поводу соч. А. А. Козлова и В. В. Лесевича, № 5); "Эдгар Кинэ, критико-биограф. очерк" (№№ 6-7). 1878-"Безобидная сатира" (о кн. Щедрина: "В среде умеренности и аккуратности", № 1); "Салонное художество" (об "Анне Карениной" Толстого, № 2 и 4); "Кладези мудрости российских философов" (по поводу "Писем о научной философии" В. В. Лесевича,. N" 10, 11). 1879 - "Мужик в салонах современной беллетристики" (по поводу сочин. Иванова (Успенского), Златовратского, Вологдина (Засодимского) и А. Потехина, №№ 3, 6, 7, 8, 9); "Оптимизм в науке. Посвящается Вольн. Экон. Обществу" (№ 6); "Единственный русский социолог" (о "Социологии" Де-Роберти, № 12). 1880 - "Утилитарный принцип в нравственной философии" (№ 1); "Гнилые корни" (о сочин. В. Крестовскогопсевдон., №№ 2, 3, 7, 8). Н. Ф. Анненский Тмин. - Т. (Carum Carvi L.) по ботаническим признакам принадлежит к зонтичным, по применению в домашнем обиходе - к пряным; к этой же группе растений относятся и анис, укроп, дягиль, сумбул и проч. Т. - растение двухлетнее с веретенообразным корнем и прямым, вышиной до 1-3 фт. ветвистым стеблем. Листья очередные, черешковые, трояко перисто-рассеченные, с линейными долями, сидячими верхними листьями. Белые или слегка розоватые цветы собраны сложными зонтиками. Плод - сжатая с боков продолговато-овальная, буроватая двусемянка, длиной от 3 до 5 мм. при ширине от 2 до 3 мм. Масляные каналы с эфирным маслом расположены в стенках плода по одному под каждой бороздой. При созревании двусемянка распадается на 2 слегка серповидно-изогнутые плодика. В диком виде Т. растет по всей России, как Европейской, так и Азиатской, преимущественно же на лугах северной и средней России. Разводится Т. почти исключительно на огородах, когда его сеют после уборки кустовых сортов: фасоли, гороха, огурцов и т. п., причем главный сбор приходится на следующее лето. В полевой культуре (местами в Курской и Полтавской губ.) Т. высевают весной по покровному яровому растению (овсу, рапсу, ячменю и пр.), причем, после жатвы ярового, почва мотыжится или боронуется, а следующею весной растения окучиваются. На почву Т. неприхотлив, но не выносит застоя воды и свеже удобренного навозом грунта, предпочитая глубоко обработанную суглинистую почву. Посев производится рядами, при расстоянии между растениями и рядами не менее 7-10 врш., при чем на десятину приходится от 10 до 20 фн. семян. При разбросном посеве, который производится широко, требуется вдвое более семян. Так как при весеннем посеве Т. дает семена лишь на второй год, то производят иногда осенний посев, выгадывая таким образом год, хотя и в ущерб качеству растений. Всходы появляются через 2-3 недели, после чего они прореживаются, а затем междурядья время от времени мотыжатся и очищаются от сорных трав. На следующий год растения окучиваются, отчего они сильнее растут и приносят большие зонтики со многими плодами. Семена Т. собирают частью в первый же год, частью в третий, главный же сбор приходятся на второй год. Урожай с одной десятины колеблется от 60 до 140 пд. семян. Так как семена Т. созревают неравномерно, то растения выдергивают из земли (или срезают), когда плоды еще полузрелые (буроватые) или иначе - когда созреют первые зонтики; далее стебли связывают в пучки и держат на току на открытом воздухе, пока плоды окончательно не созреют; затем пучки обмолачивают на холстинке или прямо же на току и обмолоченные семена раскладывают тонким слоем на открытом воздухе, время от времени перемешивая; затем семена отвевают и складывают в мешки или другую тару. Т. разводится преимущественно, если не исключительно, на семена. Правда, в некоторых местностях, напр. в Германии, зелень Т. идет в пищу, вместо укропа, особенно при кушаньях из бобовых растений, фасоли, гороха; равным образом корни Т. употребляются в пищу, вместо пастернака. В полевой культуре всходы Т. скашиваются и в зеленом виде прибавляются к клеверному сену, дабы избегнуть нередкого при кормлении клевером вздутия брюха у скота. Прибавка тминной зелени, правда, в небольшом количестве, к корму содействует лучшему выделению молока у коров. Семена идут для посыпки хлеба или в кислую капусту и для добычи тминного масла, идущего для аптекарских надобностей и для приготовления тминной водки (аллаша). Выход тминного масла, а также его качество, зависят от месторождения Т. Более северные страны производят лучший Т. Выше всех ценится голландский продукт, которого требуется всего 15-25 фн. для получения 1 фн. масла, тогда как русских семян Т. идет до 28-32 фн. Тем не менее русский Т. вывозится и за границу. Для получения тминного масла, Т. намачивают в воде и затем перегоняют, иногда за неимением паровика - с водой. Для более скорого и более полного выделения масла, семена Т. иногда размельчают, но в таком случае надо их подвергнуть немедленной перегонке, иначе масло осмолится. Тминное масло, очищенное ректификациею, представляет легко подвижную бесцветную жидкость, удельного веса 0,905 - 0,915 при 15°; в поляристробометре вращает плоскость поляризации вправо от + 75 до + 85°, кипит от 170 до 240°, но большая часть перегоняется при 175-2250; наконец - растворяется в равном объеме 90 %-ного спирта. Не вполне очищенное масло имеет желтоватый оттенок, который усиливается и затем переходит в бурый под влиянием воздуха и света. Тминное масло состоит из смеси двух веществ: лимонена C10H16, принадлежащего к группе терпенов, и карвола С10Н14О, изомерного с тимолом тимьянного масла и составляющего главную составную часть тминного масла; чем плотнее данное масло, тем более в нем карвола (50-65 %) и тем выше оно ценится. Фальсификация тминного масла состоит обыкновенно в том, что из него извлечена (дробной перегонкой) часть карвола, что заметно по низкому удельному весу. С другой стороны, фабричное производство чистого карвола дает возможность в некоторых случаях обходиться без растительного тминного масла. Ср. А. Базаров и Н. Монтеверде, "Душистые растения и эфирные масла"; М. Рытов, "Руководство к огородничеству"; Шредер, "Русский огород, питомник и плодовый сад"; Карцов, "Огородничество на юге России".
 
Главная страница