Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Таинство (musthrion, sacramentum). - Слово Т. в Свящ. Писании первоначально обозначает вообще всякую глубокую, сокровенную мысль, вещь или действие (1 Кор. XIII, 2). В особенности этим словом обозначается божественное домостроительство спасения рода человеческого (1 Тим. III, 16), которое изображается тайной, непостижимой ни для кого, даже для самих ангелов (Римл. XIV, 24 Ефес. 1, 9; III, 39; Колос. IV, 3;1 Петр. I, 12). В еще более частном смысле слово Т. в Свящ. Писании означает такое отношение божественного домостроительства к верующим, в силу которого невидимая благодать Божия непостижимым образом сообщается им в видимом (1 Кор. IV, 1). В приложении к церковным священнодействиям слово Т. обнимает и то, и другое и третье понятие: по учению православной церкви "таинства суть богоучрежденные священные действия, в которых под видимым образом сообщается верующим невидимая благодать Божия", Отсюда необходимые признаки таинств: богоучрежденность, невидимы благодать и видимый образ совершения. Таинства имеют божественное происхождение, т. е. установлены Самим Иисусом Христом. Если о некоторых из них., напр. о причащении крещении и покаянии Спаситель говорил уже во время Своей земной жизни, то потому, что эти Т. суть важнейшие и непостижимейшие. О других Т. нет столь же ясных свидетельств в Евангелии, но указания на божественное происхождение их находятся в посланиях апостольских и в книге Деяний, а также в свидетельствах апостольского предания, сохраненных творениями отцов и учителей церкви первых веков христианства (св. Иустин Мученик, св. Ириней Лионский, Климент Александрийский, Ориген, Тертуллиан, св. Киприан). Внешние знаки в таинствах имеют значение не сами по себе, а для человека, который по самому устройству своей природы нуждается в видимых средствах для усвоения невидимой силы Божией Таинства существенно отличаются от обрядов (каковы освящение воды, погребенье умерших и проч.). Обряды имеют, во-первых, церковное, а не божественное происхождение. Во вторых, таинства сообщают человеку благодать Божию, которая вселяется во внутреннюю духовно-нравственную жизнь человека и изменяет ее; обряды призывают благословение Божие на внешнюю жизнь и деятельность человека. В каждом Т. сообщается верующему христианину определенный дар благодати, свойственный именно известному Т.; так напр., в Т. крещения сообщается благодать, очищающая от греха и возрождающая человека; в Т. миропомазания - благодать, укрепляющая человека в духовной жизни; в Т. елеосвящения - благодать, исцеляющая недуги; в Т. покаяния - благодать, прощающая грехи, и проч. В противоположность православному учению, лютеране утверждают, что таинства суть только внешние знаки или символы нашего союза со Христом и нашего пребывания в церкви Христовой; цель их и существо состоят в напоминании нам дела спасения, совершенного Христом, и через то в возбуждении и укреплении в нас веры во Христа. Реформаты учат, что таинства суть символические знаки, сами по себе бессодержательные, свидетельствующее лишь о принадлежности верующего к христианской церкви. Социтане и арминиане видят в таинствах одни внешние обряды, которыми отличаются христиане от иноверцев. Анабаптисты считают таинства аллегорическими знаками духовной жизни, сведенборгиане - символами взаимного соединения между Богом и человеком. Квакеры и наши духоборцы, отвергая совершенно видимую сторону таинств, признают их только за внутренние, духовные действия небесного света. По православному учению, условиями для совершения и действенности таинств признаются присутствие двух сторон таинств: объективной и субъективной. Первая сторона (объективная) состоит в правильном совершении Т. законно поставленным иерархическим лицом, при соблюдении известной определенной внешней формы и словесной формулы Т., согласно божественному установлению; субъективная же сторона таинств заключается во внутреннем настроении и расположении христанина, принимающего таинство. Первая сторона таинств составляет условие для действительности таинств; вторая служит условием для их благодатной действенности. Действительность таинств, по правосл. учению, не зависит от заслуг или достоинств лиц, совершающих и приемлющих таинства; спасительное же действие таинств обусловливается известным нравственным состоянием человека, приемлющего таинство; оно требует от человека веры, сознания великого значения и важности таинства и, наконец, искреннего желания и полной готовности принять его. При отсутствии этих последних требований, принятие таинства служит к осуждению человека (1 Кор. XI, 26-30). Древние еретики - донатисты средневековые - вальденсы, альбигойцы, последователи Викдефа, - учили, что для совершения и действенности таинств требуется священнослужитель не только законно поставленный, но и благочестивый, так что таинства, совершенные порочными служителями алтаря, не имеют никакого значения. По учению лютеран, действительность и действенность каждого Т. зависит от веры лиц, его приемлющих. По учению католич. церкви, от достоинства и качества лиц, совершающих и приемлющих таинства, не только не зависит действительность таинств, но не зависит и спасительное действие их. Эта теория таинств известна под особенным латинским термином "opus operatum". В православной церкви таинств признается семь: крещение, миропомазание, причащение, покаяние, священство, брак и елеосвящение. Это число таинств всегда содержала и содержит от начала христианства вселенская церковь. Кроме соответствия седмиричного числа таинств семи дарам Св. Духа (Исаи XI, 2, 3), семи хлебам, чудесно насытившим несколько тысяч человек (Матф. XV, 36-38), семи светильникам золотым, семи звездам, семи печатям, семи трубам (Апокал. I, 12, 13, 16; V, 1; VIII, 1, 2) и т. д., семь Т., через которые сообщается благодать Св. Духа, соответствуют всем существеннейшим потребностям нашей духовной жизни. Седмиричное число таинств содержит не только церковь православная, но и римская, а также общества несториан и монофизитов, существующие на Востоке с V и Vl стол. Формула седмеричного числа Т. на Западе является ранее, чем на Востоке. В начале XII в. она встречается в так называемом завещании Оттона Бамбергского (ум. 1139 г.) к жителям Померании, им обращенным в христианство - затем у Гуго Виктора (ум. ок. 1140 г.) и Петра Ломбарда (ум. 1164). На Востоке свидетельства, сюда относящиеся, восходят к XIII веку. Монах Иов (ум. 1270 г.), у которого в первый раз появляется этого рода формула, шестым Т. считает посвящение в монашество, а седьмым - елеосвящение, вместе с покаянием; первые пять Т. у него же, что и у западных. Второй древнейший памятник, в котором встречается формула седмеричного числа Т. - грамоты (1277) Иоанна Векка, императора Михаила Палеолога и сына его Андроника: в них встречается исчисление таинств без всякого отличия от нынешнего. Таинства церкви разделяются: а) на неповторимые, каковые: крещение, миропомазание и священство, - и повторяемые, каковые проч. Т.; б) обязательные для всех верующих - крещениe, миропомазание, причащение, покаяние и елеосвящение, - и необязательные для всех, предоставленные собственному желанно и выбору верующих - брак и священство. Ср. apxиen. Евсевий "Беседы о седми спасительных таинствах православной кафолической церкви" (изд. 5, СПб., 3872); apxиen. Игнатий, "О таинствах единой, святой, соборной и апостольской церкви" (СПб., 1863); свящ. М. Воздвиженский, "О таинствах православной церкви" ("Правосл. Обозр.", 1874, янв., февр.); архим. Хрисанф, "Характер протестантства и его историческое развитие" (СПб., 1871)' А. Катанский, "Догматическое учение о семи церковных Т. в творениях древнейших отцов и писателей церкви до Оригена включительно" (СПб., 1877); свящ. А. Светлаков (епископ Александр), "Изложение учения православной церкви о церкви, церковной иерархии, благодати и таинствах" (Нижний Новгород, 1878); митр. моек. Макарий, "Православно-догматическое богословие" (т. II, СПб., 1883); епископ Сильвестр, "Опыт православного догматического богословия" (т. lV, Киев, 1889); Евг. Успенский, "Обличительное богословие" (изд. 2, СПб., 1894).
 
Главная страница