Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Суворов (Александр Васильевич)- князь Италийский, граф Рымникский и Священной Римской империи, генералиссимус русск. армии и генерал-фельдмаршал австрийской, величайший русский полководец (1730-1800). Отец С., генерал-аншеф Василий Иванович, видя хилое сложение сына, предназначал его сначала к гражданской службе, но, вследствие неодолимого влечения мальчика к военному делу, записал его рядовым в л. гвардии Семеновский полк). В 1745 г. он поступил на действительную службу, которую стал нести весьма ретиво, закалил свое здоровье, отлично переносил усталость и всякие лишения. Солдаты любили С., но уже тогда считали его чудаком. Жизнь его не походила на жизнь других дворян того времени. Только в 1754 г. он был произведен в офицеры, а на боевое поприще впервые выступил во время 7-летней войны; участвовал в сражении при Кунерсдорфе и в набеге Чернышева на Берлин; в 1761 г. командовал отдельными отрядами и отличился как отважный партизан и лихой кавалерист. В 1762 г. он был послан с депешами к императрице и был назначен командиром Астраханского пехотного полка. Командуя с 1763 г. Суздальским пехотн. полком, С. выработал свою знаменитую систему воспитания и обучении войск, на основании боевых опытов, вынесенных им из войны против такого полководца, каким был Фридрих Великий. В ноябре 1768 г. Суздальский полк двинут был из Ладоги в Смоленск, для действий против польских конфедератов. Здесь С. имел случай проявить свои блестящие дарования. Победы, одержанные им под Ландскроной и Столовичами, равно как овладение Краковом (15 апр. 1772 г.), сильно повлияли на исход войны, результатом которой был первый раздел Польши. Возвратясь в Петербург, С., произведенный в ген.-майоры, был командирован для осмотра в военном отношении границы со Швецией, а потом в армию Румянцова, стоявшую на Дунае. 10 мая и 17 июня 1773 г. он произвел два победоносные поиска на Туртукай, представляющие образцы форсированной наступательной переправы через реку. 3 сентября он одержал победу над турками у Гирсова, а 9 июня 1774 г. нанес им решительное поражение при Козлудже, что главным образом повлияло на исход войны и заключение мира в Кучук-Кайнарджи. По окончании турецкого похода С. был послан к гр. Панину, занятому усмирением пугачевского мятежа; но к месту нового назначения С. успел прибыть лишь после окончательного поражения Пугачева Михельсоном. До 1779 г. С. командовал войсками на Кубани и в Крыму и превосходно организовал оборону берегов Таврического полуострова, на случай десанта со стороны турок. За это же время он устроил выселение из Крыма христианских обывателей; греки были водворены по Азовскому побережью, армяне - на Дону, близ Ростова. В 1779 г. С. получил в командование малороссийскую дивизию, а в 1782 г. г. принял начальство над кубанским корпусом. После присоединения Крыма к России (1783), С. должен был привести в покорность ногайских татар, что и было им исполнено, не смотря на значительные затруднения. В 1786 г. он произведен в генерал-аншефы и назначен начальником кременчугской дивизии. С началом 2-ой турецкой войны 1787- 91 г., С. был назначен начальником кинбурнского корпуса, на который возложена была оборона Черноморского побережья, от устья Буга до Перекопа. Основательность сделанных им распоряжений блистательно обнаружилась победой под Кинбурном. Участие его в осаде Очакова (1788) прекратилось вследствие неудовольствий с Потемкиным. В 1789 г. С., командуя дивизией в армии Репнина, разбил турок при Фокшанах и Рымнике, за что получил орден св. Георгия I ст. и титул графа Рымникского, а от австрийского императора- титул графа Священной Римской империи. В декабре 1790 г. он взял штурмом Измаил. Подвиг этот, вследствие последовавшего затем столкновения с Потемкиным, не дал С. фельдмаршальского жезла: он награжден был лишь званием подполковника л.-гв. Преображенского полка. В 1791 г. С. поручено обозрение финляндской границы и составление проекта ее укрепления, поручением этим он очень тяготился. В конце 1792 г. на него было возложено подобное же поручение на юго-зап. России, в виду возможности возобновления войны с Турцией. В августе 1794 г. он был вызван на театр польской инсурекционной войны. Ряд сдержанных им побед, завершившийся взятием Праги, награжден был чином генерал-фельдмаршала. В 1796 г. С. назначен начальником наших военных сил в южн. и юго-зап. губерниях и здесь развил до полноты свою систему обучения и воспитания войск. Здесь же он дал окончательную редакцию своему военному катехизису ("Наука побуждать", "Деятельное военное искусство"). Когда, по восшествии на престол императора Павла, в войсках начались разные нововведения, С. открыто выразил свое к ним несочувствие, за что подвергся опале: в февр. 1797 г. он был отставлен от службы и сослан в его имение, под присмотр полиции. Ссылка эта продолжалась около двух лет, пока, в феврале 1799 г., по настоятельным ходатайствам венского двора, не последовал Высочайший рескрипт, которым С. поручалось начальство над австрорусской армией в войне с Францией. Эта война увенчала его новою славой. Имп. Павел пожаловал ему титул князя Италийского и звание генералиссимуса и приказал поставить ему памятник в СПб. Последняя война надломила силы престарелого полководца; совершенно больным возвратился он (20 апр. 1800 г.) в СПб., где 6 мая скончался. Прах его покоится в Александро-Невской лавре. Личность С. представляет редкое явление, особенно в современном ему русском обществе. В малорослом, хилом и невзрачном мальчике трудно было предугадать будущего великого полководца, пробившего себе дорогу к высшим почёстям не силой могущественных связей, а только своими личными дарованиями и железным характером. При довольно поверхностном домашнем воспитании, он хорошо ознакомился, однако, с немецким и франц. языками, а впоследствии выучился и нескольким другим. С детства любознательный, он со страстью предался чтению, преимущественно книг военного содержания. Вынеся из родительского дома уважение в науке и жажду знаний, он и на службе, чуть не до конца жизни, постоянно пополнял свое многостороннее образование. Обладая чрезвычайной личной храбростью, он без нужды не выказывал ее, но там, где считал нужным, бросался в самый пыл боя, платясь за это неоднократными ранами. К числу особенностей С. принадлежало его чудачество, о котором ходит много анекдотов. Иные считали это чудачество врожденным, другие- напускным, с целью отличиться от других и обратить на себя внимание. Если последнее мнение и верно, то в зрелом возрасте С. чудачество сделалось его второй природой. Он избегал изнеженности, даже комфорта, чуждался женщин, вел полу бивачную жизнь, спал на сене, носил даже в холода самую легкую одежду, не ходил, а бегал, не ездил, а скакал, постоянно обнаруживая самую кипучую деятельность. Главными пружинами деятельности С. были страсть к военному делу (и к войне, как конечному его проявлению) и сильнейшее славолюбие, ради которых он, однако, не поступался правилами нравственности. Бескорыстие, щедрость, религиозность, добродушие, простота в обращении привлекали к нему все сердца. На солдат, которых потребности и понятия он близко изучил, С. имел неотразимое влияние: они безгранично доверяли ему и готовы были идти с ним в огонь и воду. Семейная жизнь С. сложилась неудачно: в промежуток между турец. кампаниями 1773 и 74 гг. он женился на княжат Прозоровской, но уже в 1784 г., после частых пререканий, окончательно разошелся с нею. Как полководец, С. отличался методичностью (в лучшем смысле этого слова), задавался всегда действительно важными целями. Он постоянно старался действовать сосредоточенными силами; если иногда ему и случалось разбрасывать свои войска, то до независевшим от него причинам. В таких случаях он возмещал разбросанность или слабость своих сил быстротой маршей, доставлявшей ему возможность ударить на противника неожиданно. Инициативу С. всегда сохранял в своих руках и неуклонно придерживался наступательного образа действий. Планы его были всегда просты, что и составляло их главное достоинство. В те времена, когда необходимость преследования неприятеля после одержанной победы далеко еще не всеми сознавалась, когда говорили, что надо "строить отступающему золотой мост", С. всегда довершал победу горячим и неотступным преследованием, чтобы закончить поражение противника. Придавая большое значение нравственному элементу, он везде ставил дух выше формы; всякий тактический прием приобретал у него некоторую особенность, изобличавшую мастера. От других он тоже требовал решительности и самостоятельности в действиях. В бою он извлекал из своих войск все, что было возможно; ни одна часть их не оставалась праздной. Идеи Суворова, как военного педагога, и поныне еще не применены во всей полноте. Результаты суворовского воспитания и образования войск сказались в ряде блестящих побед, какого не имеет ни один из русских полководцев. Сам он в течение своего долголетнего военного поприща ни разу побежден не был. Ср. Фукс, "История генералиссимуса князя С." (1811); Н. Дубровин, "Александр Васильевич С. среди преобразователей Екатерининской армии" (СПб., 1886); А. Петрушевский, "Генералиссимус князь С." (СПб., 1884; новое переработанное издание 1900); Д. Ф. Масловский, "Записки по истории военного искусства в России" (вып. II, СПб., 1894); "Сборник военноисторических материалов (вып., IV, СПб., 1893); Н. А. Орлов, "Штурм Измаила" (СПб., 1890), "Разбор военных действий в Италии в 1799 г." (СПб., 1892); "С. на Треббии" (СПб., 1893): М. Стремоухов и П. Симанский "Жизнь С. в художеств. изображениях" (М. 1900); Camille Roussel, "Souvenirs da Marechal Macdonald duc de Tarente" (Пар., 1892).
 
Главная страница