Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Силуэт- изображение предмета, подражающее тени, производимой им на плоской поверхности при солнечном или огненном освещении, т. е. такое, в котором обозначается только очертание предмета, а он сам представляется однообразным черным пятном. С. обыкновенно рисуются черной краской на белой бумаге или вырезываются из тонкой черной бумаги, которая потом наклеивается на светлую. Изображения подобного рода с давних Существовали в Китае (так наз. китайские тени) и, вероятно, оттуда проникли в Европу, прежде всего во Францию, где в половине XVIII ст. сильно распространилась мода на силуэтные портреты, в которых, кроме профильного контура физиономии, на черном грунте головы лишь иногда намечались белыми чертами глаза, ноздри, унии и волосы. Самое название С. родилось во Франции; оно происходит от Этьена Силуэтта (1709-1767), бывшего в 1759 г. государственным министром. Стараясь поправить расстроенные финансы страны реформами и бережливостью, он, своими мерами относительно последней, возбудил насмешки элегантного парижского общества: именем его стали называть все мишурно-ничтожное и дешевое, между прочим и нового рода портреты (portraits u la Silhouette), как мизерные в сравнении с настоящими, живописными. Тем не менее, любители С. и искусники их делать расплодились не только во Франции, но и в других странах. В Петербурге, в девяностых годах ХVIII столетия, славился приезжий из Парижа силуэтист Сидо (Sideau), портретировавший императрицу Екатерину II, членов ее фамилии и многих из представителей и представительниц тогдашней русской знати. С. его работы, то рисованные пером и китайской тушью, то гравированные на меди, по большей же части вырезанные из черной бумаги и вклеенные в гравированные орнаментированные рамки, сохранились доныне во многих домах. Целая их коллекция, состоящая из 180 листов и принадлежащая его выс. герцогу Г. Г. Мекленбург-Стрелицкому, недавно издана в фототипических снимках ("Двор Императрицы Екатерины II, ее сотрудники и приближенные", СПб. 1899). Соперником Сидо явился некий полковник Фр. Антинг, а подражателями - очень многие, так что силуэтное портретирование сделалось одним из любимых развлечений петербургской аристократии. Но через несколько лет интерес к нему исчез как у нас, так и повсюду: вырезывание С. обратилось в профессию странствующих артистов, добывающих себе этим искусством скудный кусок хлеба на публичных гуляньях и ярмарках, из людей же хорошего круга лишь изредка кое-кто находил для себя забаву в этом деле. Заброшенное таким образом рисование С. было в недавнее время введено снова в почет талантливым немецким художником А. Коневкой , изменившим и расширившим круг задач этого мастерства; он рисовал в виде С. не профильные портреты, а целые фигуры в разных позах и сложные сцены, то комичные, то идиллически-милые, и его С. этого рода, появляясь в иллюстрированных изданиях и отдельными сборниками, приводили в восторг и взрослых, и детей. Успех Коневки увлек многих других художников на путь подражания ему, в том числе даровитую русскую рисовальщицу сцен детской и народной жизни. А. С-в Сильвестр - священник московского Благовещенского собора, политический и литературный деятель XVI в. Происхождение его нам неизвестно; первое упоминание о нем в Царственной книге относится к 1541 г., когда он, будто бы, ходатайствовал об освобождении князя Владимира Андреевича; но это известие не подтверждается показаниями других источников, и появление С. в Москве с большим основанием можно отнести к промежутку времени между 1543 и 1547 гг. : он или был вызван из Новгорода митр. Макарием, знавшим его как человека книжного и благочестивого, или же прибыл в Москву вместе с митрополитом. При такой постановке вопроса совсем исчезает ореол таинственности, которым окружил появление С. в Москве кн. Курбский: увлеченный библейским образом пророка Нафана, обличающего царя Давида, он рисует эффектную картину исправления молодого царя под влиянием С. еще более усилил краски своим риторизмом Карамзин, изобразив С. являющимся перед Иоанном в момент московского пожара 1547 г. "с подъятым, угрожающим перстом" и с пламенной обличительной речью. В этой речи С., по словам Курбского, указывал Иоанну на какие-то "чудеса и аки-бы явления от Бога", при чем Курбский замечает об этих чудесах: "не вем, аще истинные або так ужасновения пущающе буйства его ради и для детских неистовых его нравов умыслил был себе сие". К подобному "благокознению" С. прибег, по объяснению Курбского, с тою же целью, с какой отцы иногда стараются подействовать на своих детей "мечтательными страхами". Каковы были чудеса, о которых рассказывал С., мы не знаем, но что это педагогическое средство им было действительно применено, нам подтверждает и сам Иоанн, упоминая в письме к Курбскому о "детских страшилах". Д. П. Голохвастов и арх. Леонид полагают, что указанными "страшилами" могли быть те примеры из библейской, византийской и русской истории, которые приведены в послании С. к Иоанну, находящемся в так наз. Сильвестровском сборнике. Как бы то ни было, влияние С. на молодого царя началось с 1547 г. Духовником царя С. не был, так как за время его близости к царю эту должность занимали другие лица; официального участия в церковных и государственных реформах лучшей поры деятельности Иоанна С. не принимал; воздействие его было неофициальное, через других, выдающихся по своему положению людей. Благодаря его связям, оно могло быть сильным: не даром же и для Иоанна, и для Курбского С., на ряду с Адашевым, являлся передовым вождем "избранной рады". В 1553 г. начинается "остуда" царя к С., из-за дела о престолонаследии, возникшего во время болезни Иоанна; в 1560 г. С. окончательно удаляется от двора, так как царь уже вполне утвердился в подозрении, что бояре "подобно Ироду, грудного младенца хотели погубить, смертью света сего лишить, и воцарить вместо его чужаго". Мотивом к такому окончательному повороту была смерть царицы Анастасии, происшедшая, по мнению царя, также по вине бояр. Когда друзей С. постигла опала, он сам удалился в Кирилло-Белозерский монастырь, где и постригся с именем Спиридона. Курбский утверждает в своей "Истории", что С. был сослан в заточение в Соловецкий монастырь, но это известие не подтверждается другими источниками. Год смерти С. неизвестен: Голохвастов принимает дату 1566 г., но прочных оснований для ее не указывает. Умер С. в Кирилловом монастыре, а не в Соловках, судя по тому, что его "рухлядь" пошла на помин его души именно в Кириллов монастыре, После С. в этих двух монастырях остались некоторые рукописи, пожертвованные им еще до опалы. Такого рода пожертвования подтверждают известие о любви С. к просвещению. Из собственных его сочинений известны два послания к князю Александру Борисовичу Шуйскому-Горбатому, одно - разъясняющее ему обязанности царского наместника, а другое - утешительное после опалы, а также упомянутое выше послание к царю, отличающееся яркостью образов и энергией увещания. Важнейшим трудом С. Следует признать редакцию "Домостроя". В этом замечательном памятнике литературы XVI века несомненно С. принадлежит 64-я глава, "Послание и наказание от отца к сыну", называемая "Малым Домостроем" и отличающаяся преимущественно практическим характером, С. старается внушить своему сыну житейскую мудрость, доходя в этом отношении иногда до крайности. Это было причиной весьма сурового отзыва Соловьева, указавшего, что все христианские добродетели понимаются С. с точки зрения материальной пользы и в его советах сквозит человекоугодничество, которое не может быть осуществлено без сделок с совестью. Что касается предшествующих глав "Домостроя", то они вероятно, не были собственным произведением С., а явились результатом постепенного накопления правил, касавшихся обязанностей религиозных и семейно-общественных, а также домашнего хозяйства. По мнению проф. Некрасова, "Домострой" сложился в Новгороде и изображает жизнь богатого человека. Это мнение встретило довольно веские возражения со стороны г. Михайлова, который указал в "Домострое" много черт чисто московских, а те особенности, которые признавались г. Некрасовым исключительно новгородскими, наметил в сильной степени и в московском быту. Такое же разногласие существует и относительно редакций "Домостроя": г. Некрасов признает древнейшей редакцией список общества истории и древностей, а список Коншинский считает московской (принадлежащий С.) переделкой памятника; г. Михайлов считает первоначальной (принадлежащий С.) редакцией Коншинский список, как представляющий большую стройность и внешнюю, и внутреннюю, чем список общества, который является в некоторых частях не совсем умелой компиляцией. Во всяком случае участие С. в составлении "Домостроя" не отвергается исследователями, но вопрос о степени этого участия еще нельзя считать окончательно решенным; указания г. Михайлова на сравнительную древность редакций памятника более обоснованы, чем заключения г. Некрасова, но требуют еще дальнейшей разработки. Не решен также вопрос, как понимать "Домострой": есть ли это идеал, к которому стремилась русская жизнь XVI в., или прямое отражены действительности? Из источников "Домостроя" многие указаны г. Некрасовым: это - Св. Писание, творения отцов церкви, "Стослов" Геннадия и др. Г. Некрасовым рассмотрены также и аналогичные "Домострою" произведения литератур западных и восточных; но в сущности такие сравнения, указывая на сходство или различие отдельных черт, ничего не дают для объяснения происхождения самого памятника. Тоже надо сказать и о попытке г. Бракенгеймера провести параллель между нашим "Домостроем" а одним византийским литературным произведением. По содержанию "Домострой" делится на три части: 1) "о строении духовном"; здесь излагаются правила религиозного характера, рисуется аскетический идеал "праведного жития"; наставлении регламентируют малейшие подробности духовной жизни, так что указывается даже, как содержать иконы в чистоте; 2) "о строении мирском" - ряд правил о том, как обращаться с женой, детьми, домочадцами, в этих правилах отражается грубость нравов, развившаяся у нас под влиянием татар, хотя не следует забывать, что в эту эпоху плетка по отношению к жене и сокрушение ребер младенцев, как воспитательное средство, совсем де были чужды и западноевропейским нравам; 3) "о строении домовитом" - множество мелочных наставлений по части домашней экономии. - См. Голохвастов и арх. Леонид, "Благовещенский иерей С. и его писания" (М., 1874); еп. Сергий (Соколов), "Московский благовещенский священник С., как государственный деятель" (М., 1891); "Сборник госуд. знати", т. II (статья Замысловского, СПб., 1875); Некрасов. "Опыт историко-литературного исследования о происхождении древнерусского "Домостроя" (М., 1873); "Журн. Мин. Нар. Просв. ", т. 261, 262, 263 и 270 статьи г. Михайлова и ответ г. Некрасова); Бракенгеймер, " В сравнении с русским Домостроем" (Одесса, 1893); Ключевский, "Два воспитания" ("Рус. Мысль", 1893). Издания Домостроя - 1849 т. в "Временнике" Моск. Общ. Ист. и Древн. (Голохвастова), 1867 г. (Яковлева, СПб.) и 1887 (Одесса). Послания С. изданы Н. И. Барсовым в "Христ. Чт.", 1871 г. Важна также статья И. Н. Жданова, "Материалы для истории Стоглавого собора" ("Журнал Мин. Народн. Пр.", 1876). А. Бороздин.
 
Главная страница