Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Сенат в императорское время. Внешние формы, выработанные С. для своих действий, сохранились, в общем, и при принципате, но значительно изменились состав и компетенция С. Во время перехода от республики к принципату С. значительно возрос в своем составе, вследствие неограниченности магистратских компетенций Цезаря и триумвиров. Август в два приема (в 29 и 18 г. до Р. Хр.) свел число сенаторов до нормального, т. е. до 600; и впоследствии он несколько раз пересматривал списки сенаторов. Регулярное пополнение С. оставалось, однако, то же: как и прежде, в его состав вступали все бывшие магистраты; более точная нормировка прохождения магистратур привела к установлению минимального возраста для поступления в С. (не ранее 25-ти лет). Влияние императора на состав С., кроме упомянутого пересмотра списков, ограничивалось его правом рекомендовать кандидатов в магистраты и принимать в состав С. желательных ему лиц (adiectio), с дарованием им прав бывшего магистрата (консула, претора и т. д.). Наконец, он же следил за тем, чтобы сенатор имел установленный при Августе ценз в 1000000 сеет. При Домициане цензорская власть, а следовательно и право изгонять из С., сделалась всецело прерогативой императоров. Влияние народа на состав С. окончательно прекратилось, когда при Тиберии выбор магистратов перешел к С. Еще важнее было изменение общего положения С. За С. было признано фактически отвоеванное им от магистратуры право на управление государством; ему даже даны были новые прерогативы - судебная власть, право выбора магистратов, право законодательства, - т. е. теоретически наряду с императорской властью была создана другая, делившая с нею компетенцию; ярче всего новое положение дел выражается в моммзеновском термине дгархия. При всем том С. фактически потерял почти совершенно свое влияние на ход государственных дел, так как фактическая власть находилась в руках принцепса, имевшего право вмешиваться во все дела, входившие в состав и прежней, и новой компетенции С., и решать их по своему усмотрению. Из своих прежних прав С. формально сохранил свое право совета, по изменившееся положение дел освободило магистрата от обязательства испрашивать советы С. То, что составляло основу могущества С. при республике - право совета в военных. иностранных и финансовых делах - фактически ушло от него, так как эти вопросы перестали в нем обсуждаться. Менее ощутительно, чем в военных и иностранных делах, это сказалось на финансовой компетенции. Деление провинции на императорские и сенатские, признание за С. права на распоряжение aerarium Saturni несколько затемнили тот факт, что большинство финансовых дел постепенно, через выделение, перешли в руки принцепса. Из новых прав право уголовного суда, при фактической зависимости С. от императора, теряло всякое политическое значение; право выбора магистратов и пополнение С. было иллюзией, В виду права императора на commendatio и adiectio; право законодательства ограничивалось узкими рамками, важнейшие дела (отношения к внеримскому Миру, война, мир, договор и т. п.) перешли к императору; право дарования римского гражданства и право регулировки отношения общин к Риму также сосредоточилось в руках императора. Наконец, с сенатским законодательством могущественно конкурируют императорские эдикты и constitutiones, хотя формально они и не идентифицируются с законами. Все эти ограничения С. ведут к тому, что роль его и политическая, и административная постепенно сводятся на нет; те области, где он еще как будто сохраняет кажущийся суверенитет - т. е. сенатские провинции и некоторые части финансового управления - постепенно уходят от него, вследствие стремления императоров нивелировать администрацию империи, и положение С. после Диоклетиана есть только узаконение совершившегося факта. Теперь С. даже уже не совещательный орган императорской власти, а только "место публикации императорских законов"; рядом с этим он сохраняет еще компетенцию городского совета двух столиц - Рима и Константинополя. См. Mommsen, "Romisches Staatsrecht" (III, 2). Взгляды Моммзена оспаривает WiIlems ("Le senat de la Repubinque rom.", т. I - II) не всегда основательно; ср. его же, "Le droit public romain" и другие руководства по римскому госуд. праву, а также Bloch, "Les origines du senatromain", и Lecrivain, "Le senat romain depnis Diocletien" ("Biblioth. de l'ecole franaise", fasc. 29 и 52). М. Ростовцев.
 
Главная страница