Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Сельдевые (Clupeidae) - семейство рыб из подкласса костистых (Teleostei), отряда отверстопузырных (Physostomi). Тело покрыто чешуей (по большей части легко отпадающей); голова голая; усиков нет; брюхо сжато с боков и образует зубчатый край; край верхней челюсти образован посредине межчелюстными, по бокам верхнечелюстными костями; верхнечелюстная кость состоит по крайней мере из трех подвижных кусков; жаберная крышка полная; жаберный аппарат сильно развит; жаберные щели очень широки; придаточные жабры. Жирового плавника нет, спинной не удлинен, но анальный иногда очень длинен, желудок со слепым придатком; плавательный пузырь простой. Это семейство, к которому относят до 200 видов, широко распространено во всех поясах обоих полушарий. Они держатся стаями, часто достигающими колоссальных размеров и дающими возможность производить массовой лов С. Большинство живет в море, но по преимуществу держится сравнительно близко от берегов. Многие входят в реки для икрометания, некоторые живут постоянно в пресной воде. Ископаемые остатки С. очень многочисленны; некоторые принадлежат несомненно к современным родам, напр. к родам сельдь (Clupea), анчоус (Engraulis) и др., другие принадлежат к родам, близким к современным (напр. некоторые из меловых и третичных отложений). Экономическое значение С. громадно: достаточно указать, что сюда относится ок. 60 видов рода сельдь, более 40 видов рода анчоус и т. д. Особенно важное значение имеет лов С, в умеренном и отчасти в холодном поясе сев. полушария. Главное значение С. имеют в качестве пищевых продуктов (в свежем, соленом, копченом, консервированном виде); некоторые виды употребляются массами для вытапливания жира, для приготовления гуано. Кроме того С. играют важную роль и в качестве пищи других, более крупных рыб. Некоторые тропические виды ядовиты. И. Хнипович. Сельское хозяйство понимается у нас различно: то как промышленность, то как учение. Только в самые последние годы в учебных заведениях начали это выражение заменять словом агрономия. Так, напр., у нас и до сих пор существуют ученые степени магистра и доктора С. хозяйства, между тем самые курсы С. хозяйства читают под названием агрономии или земледелия. Тэер, положивший начало научному и систематическому сельскому хозяйству, определяет С. хозяйство как "промышленность, которая имеет целью, через производство растительных и животных продуктов, получать доход". Известный французский писатель граф Гаспарен старается доказать, что С. хозяйство, хотя учение сравнительно новое, тем не менее вполне заслуживает названия науки. Все тела природы, говорит Гаспарен, можно изучать или в самих себе, не обращая нисколько внимания, принесет ли это изучение изучающему или другому какую-нибудь материальную пользу, или изучать предмет в отношении его полезности для человека. Одни из них называют науками чистыми, а другие прикладными, техническими, реальными. С одной стороны идет дело о том, чтобы знать - это цель наук чистых; цель наук технических не только чтобы знать, но вместе с тем и применять эти знания - последняя цель искусства технического. Растительная физиология, которая сама есть отрасль ботаники, нас учит, что растения, для своего развития, требуют воды, теплоты, света, углерода, азота и основы, т. е. места для прикрепления и размещения своих корней. Но С. хозяйство, техническая наука растений, к первоначальным данным добавляет другие знания. Какие из видов растений могут быть обращены в пользу человека; какие между видами есть разности наиболее полезные; средства достать, распространить эти разновидности; меры, чтобы заставить растения расти вдали от их места родины; выбор земли, на которой они росли, и соответственная обработка этой земли, чтобы они были в полном развитии, были сильнее, роскошнее, чем в их диком состоянии; доставление растениям того количества воды, которого они требуют; необходимая защита для доставляется растениям искусственно той степени тепла, которая им необходима; наконец, какими средствами доставить им питательные вещества, необходимые для их произрастания? Все эти вопросы, которые представляют собою только развитие той же физиологии, но которые могут быть предложены на случай цели специальной и для известного, ограниченного числа растений, составляют частное дополнение этой науки и представляют собрание истин, которое может существовать и без применения. Но только этого никогда не бывает. Давно ли сельские хозяева были убеждены, что навоз есть универсальное удобрение и не может быть всецело заменено каким-либо другим материалом. Но достаточно было Буссенго и Либиху разъяснить смысл удобрения и указать, что в природе ничто не пропадает, а все носит зародыш новой жизни, что в гнили, грязи, падали, заключаются те элементы, из которых слагается жизнь растений, а через них и животных, словом выяснить кругооборот, совершающийся в природе невидимо для наших глаз, чтобы вызвать к жизни целую фабрикацию искусственных удобрений, которые в настоящее время употребляются сотнями милл. пд. на полях почти всего света, не исключая и России. Другой пример. В самые последние годы наука обратила внимание на зависимость физико-химических процессов, происходящих в почве от жизнедеятельности низших организмов, которые, по-видимому, существенно влияют на степень ее плодородия. И вот являются заводы, которые приготовляют нитрагин, т. е. чистую культуру в искусственном субстрате бактерий, вызывающих образование клубеньков на корнях бобовых растений. Такой препарат разводят при легком повышении температуры водой и смачивают им семена бобовых растении перед посевом или почву. Практическое приложение нитрагина вытекло прямо из тех научных исследований, которые были достигнуты физиологией растений в последнее десятилетие. Подложим, это новое удобрительное средство далеко нельзя еще назвать очень распространенным и опыты, произведение с нитрагином, нередко оказываются без результатными, но есть не мало и таких опытов, которые говорят в пользу нового удобрения. Мы воздерживаемся пока говорить о другом бактериальным удобрении, так назыв. алините, хотя и в его пользу говорят некоторые опыты, каковы напр. опыты проф. Стокслаза. Гаспарен прав, давая земледельческой науке, на основании выше приведенного анализа, таково определение: это наука, занимающаяся изысканием средств к добыванию растительных продуктов, способом наиболее совершенным и экономическим. Но такое определение исключает из области С. хозяйства зоотехнию, между тем как немцы, под словом "Landw irtschaft", откуда и взято наше выражение С. хозяйство, разумеют не одно только возделывание земли и разведение на ней хозяйственных растений, не одно полеводство, луговодство, огородничество и садоводство, но и стоящее в близкой с ними связи - скотоводство. Так выходит и по существу дела. Главная цель С. хозяйства, как промышленности, состоит не в производстве собственно растений и даже животных, но в добывании дохода с помощью их производства. Правда, в некоторых местах Германии и Франции существуют фермы, где земледелие ведется без скотоводства, где все удобрительные средства получаются со стороны, а не производятся в своем хозяйстве. Но скотоводство не по той главной причине относится к С. хозяйству, что это последнее, в большей части случаев, не может существовать без него, а совершенно по другой. Овцеводство, напр. немыслимо без почвы; успешное и выгодное разведение овец требует непременно больших выгонов и пастбищ. С другой стороны, и рогатый скот, лошади и даже свиньи могут составлять предмета особой промышленности, независимо от земледелия, только в местах самых населенных и малоземельных. В большей же части случаев, содержание животных круглый год в хлевах бывает невыгодным, а возможно только при наличности пастбищ, и следовательно связано с почвой. Наконец, некоторые почвы по своему положению или по качеству только тогда и дают доход, когда обращены под выгоны и когда разводят на них тот или другой скот. Все это показывает, что доход от почвы можно получать с помощью разведения на них не только одних растений, но и животных, а потому хозяйственное животноводство, особенно разведение крупного и мелкого рогатого скота, в противность мнению Гаспарена, необходимо причислить к С. хозяйству и рассматривать как ветви его производства. К нашей сельскохоз. литературе, относительно определения границ С. хозяйства как науки, так и промышленности существуют крайняя сбивчивость и запутанность, так, Преображенский в его "Общепонятном курсе С. хозяйства" делает различие между С. хозяйством и сельскохоз. промыслом. Под С. хозяйством он разумеет науку, под сельскохоз. промыслом - земледельческую практику, а сельскохоз. промышленность полагает в извлечении дохода от поземельного имения с помощью каких-либо способов, так что, по его мнению, С. хозяйство обнимает собою и земледелие, и скотоводство, и фабричную деятельность. Впрочем, такое мнение вытекает из прежних взглядов на С. хозяйство, как это было, напр., при крепостном праве. Тогда в область С. хозяйства входило не только земледелие и скотоводство, но и С. фабрики, заводы, ремесла, управление имениями и даже попечение о благосостоянии и благочинии сел и их жителей и т. п. Шелехов в своем "Народном руководстве" к С. хозяйству, область С. хозяйства полагает не в одном земледелии, взятом с самом обширном значении, а в полном животноводстве, во всех сельских ремеслах, С. архитектуре и проч. Проф. Усов определяет С. хозяйство занятием теми растениями, которые "служат для собственной его (человека) потребности и дохода, а наука земледелия учит вести эти занятия правильно". Все эти определения довольно странны, если припомнить, что 70 лет тому назад проф. Павлов охарактеризовал сельскохоз. науку так: "С. хозяйство, как наука, есть приложение естественных наук к разведению полезных в общежитии растении и животных". К этому определению очень близко определение проф. Кирхнера, принятое некоторыми русскими агрономами-писателями (Зайкевич, Слезкин), именно, что "Сельскохоз. наука есть физиология и биология культурных организмов". По мнению С. М. Богданова, к С. хозяйству относятся исследования всех явлений, интересных в сельскохоз. отношении". "Двойной характер этих явлений, говорит он, с одной стороны - физических (в обширном смысле), т. е. явлений природы вообще, с другой - экономических, обусловливает разделение агрономии на два больших отдела: технику С. хозяйства, т. е. учение о физических процессах в С. хозяйстве и второе - сельскохозяйственную экономику или экономию, т. е. учение об экономической стороне сельскохозяйственного производства". Но в нашей литературе существует определение С. хоз. и более тесное. Сущность С. хоз. состоит в производстве растении и животных с помощью почвы, дабы получать от ее возможно постоянный и высший доход" (Фальков). С первого взгляда может показаться, что определение это ничем не отличается от определения Тэера. Однако, в определении С. хозяйства Тэера заключаются два положения: а) С. хозяйство занимается производством растительных и животных продуктов и б) цель этого производства - получение дохода. Следовательно, по Тэеру можно назвать С. хозяином всякого, кто разводит растения или животных из-за какой-либо выгоды. Однако, огородников и коннозаводчиков и т. п. не называют С. хозяевами. На основании данного определения (Фалькова) о том только лице можно сказать, что оно занимается С. хозяйством, кто разводит растения и животных на данной почве, с целью воспользоваться ее производительной силой для получения каких-либо выгод. Разведение растений и животных вне последних условий не составляет уже С. хозяйства. Тэер полагает С. хозяйство в самом производстве растений и животных, с целью получать от того доход, но разведение растений и животных есть только средство воспользоваться производительной силой почвы. Таким образом, первый предмет, на котором должна сосредоточиться деятельность С. хозяина, есть земля, собственно почва, верхний слой земли. В последнее время особенно у нас обращено внимание на изучение почвы во всех подробностях со стороны ее происхождения и образования, физических свойств, химических составных частей и проч. Но производительность почвы обуславливается степенью населенности страны, путей сообщения, рынка и, вообще, большим или меньшим развитием народного хозяйства. Итак, С. хозяйство, как учение, должно стоять в возможно близких отношениях с одной стороны к естествоведению, а с другой - к науки народного хозяйства, хотя в настоящее время агрономы придают гораздо большее значение первому, чем второму. А. Совытов Семейное право - регулирует отношения, возникающая из брака, родительской власти, опеки, законного и незаконного кровного родства До последнего времени в С. праве в таком его составе видели цельную систему норм, построенную на определенных принципах, вытекающих отчасти из естественного строя семьи, отчасти из национальных представлений, свойственных отдельным народам. Представляя собою союз лиц с взаимными правами и обязанностями личного и имущественного характера, семья, по мнению многих юристов (с Савиньи во главе), не может быть уложена в обычные нормы личного и имущественного характера. Нравственный элемент, присущий отношениям мужа к жене, привносит в обязательственные отношения, вытекающие из договора брака, особые начала, превращающие отношения мужа и жены из обычных обязательственных в отношения власти и подчинения, но в свою очередь отличные от тех, которые имеют место при подчинении вещей и рабов собственнику. Тоже самое следует сказать и об отношениях между родителями и детьми, в которых всегда к элементам власти и подчинения присоединяются элементы покровительства и защиты. Не связанные юридическими узами, родственники имеют по отношению друг к другу нравственные обязанности взаимной помощи, личной и имущественной. Будучи заменой родительской власти, опека проникается тем же нравственным характером, обязывая опекуна не к одному только формальному наблюдению за имуществом и личностью опекаемого, но и к особой, благожелательной заботливости о нем. У одних только римлян резко подчеркнута исключительно юридическая сторона отношений С. права - безусловная власть "вещного характера" мужа над женой и отца над детьми как в личной, так и в имущественной сфере, но и здесь не потому, что нравственный элемент отсутствовал, а потому, что он не нуждался в выражении и представлял собою основную опору юридического строя семьи. В германском праве, с ранних времен, элемент защиты рядом с правом власти выражается и в юридических предписаниях, установляющих ограничения власти, общность имущества или определенные взаимные имущественные обязанности мужа и жены. Развитие этих принципов в истории ведет постепенно к конструкции брака, как полной общности жизни мужа и жены, а по отношению к родительской власти - к преобразованию римской родительской власти в интересах отца во власть в интересах детей. Опека, и в Риме уже развившаяся в государственное учреждение, в Германии находит себе высшее нравственное выражение в учреждении верховных опекунских учреждений (Obervormundschaft), вeдущиx свое происхождение от королевской защиты сирых и слабых (женщин, детей, умалишенных и т. д.). В славянском С. праве находят своеобразное сочетание неограниченной личной власти, как необходимого средства нравственной дисциплины внутри дома, с имущественной полноправностью подвластных , как выражением идеи трудового начала. В южнославянском праве эти принципы видны в строе задруги, в русском - как в крестьянской большой и, в особенности, малой семье, так и в законодательстве, где неограниченная власть мужа и отца соединяются с раздельностью имуществ мужа и жены, отца и детей. Национальное своеобразие строя германской и славянской семьи поддерживается, по мнению некоторых исследователей,. религиозными представлениями, обусловленными различием строя церквей католической, протестантской и православной. Взяв постепенно в свое заведывание все семейно-правовые отношения и стремясь провести в жизнь со всею строгостью идеал христианского брака, католическая церковь упустила из виду его государственные, мирские основы; отсюда реакция, выразившаяся в протестантстве и новых теориях свободного брака и поведшая к искажению христианского существа брака, в виде признания его исключительно государственным учреждением, независимым от церкви. Русское право, не знавшее разделения церкви и государства, сумело, наоборот, сохранить, вместе с мирскими, государственными элементами семьи, и надлежащее воздействие на нее церкви (Победоносцев). Историческое изучение юридического строя семьи в связи с социальноэкономическим, культурным и государственным строем, показывает, вопреки изложенному взгляду, что, во 1-х, типы семейной организации гораздо более разнообразны, чем вышеупомянутые, и во 2-х, что видоизменяется типов и отдельных норм, характеризующих семейные отношения. стоят в связи с гораздо более сложными явлениями общественной жизни. Будучи средоточием жизни каждой отдельной личности, "основной ячейкой общежития", семья в борьбе за существование приспособляет свой строй к тому порядку производства имущественных благ, который существует в данное время. Исключительно скотоводческое и земледельческое хозяйства дают в результате большую, так называемую патриархальную семью, с крепкой властью ее главы и бесправием подвластных. Развитие промыслов или малоземелье ведут к эмансипации взрослых детей ради самостоятельного заработка и обращают семью в малую, но без ущерба для крепости родительской власти над оставшимися в семье членами. Развитие соседских связей, браки с женщинами, находящими покровительство в своих семьях, смягчают суровость власти мужай создают разнообразные системы имущественных отношений супругов, уничтожающие произвол мужа и стоящие, как теперь доказано, в полном соответствии с строем хозяйства, состоянием землевладения, торговли и промыслов в городах. В связи с системами имущественных отношений стоят и юридические моменты брака. Строгая родительская власть долго поддерживается в своей силе отсутствием вмешательства государства, которое на первых порах слабо (как в Германии и Франции), или представлено заинтересованными в деле отцами семейств (как в Риме), или само заинтересовано в поддержании строгих начал власти в семье, как школе дисциплины и смирения, несмягченной вмешательством правового начала (в полицейских абсолютных государствах). В новое время, когда жизнь требует полного раскрепощения личности, когда последняя сама по себе становится данной и самостоятельной величиной в государстве, когда развивается экономическая самостоятельность женщины а культурное развитие исключает возможность власти одной личности над другой - власти, применяемой в собственных интересах - С. право совершенно преобразуется, утверждая последовательно, хотя и медленно, равноправность, личную и имущественную, мужа и жены, институт ограничений родительской власти и опеку, построенную исключительно в интересах защиты малолетних. Говорить о римском, германском или славянском типе юридической организации семьи, как выражениях национальных идеалов, поэтому, невозможно. Новый строй семьи является продуктом новых общественных и культурных условий нашего времени. Что касается канонического элемента), то его влияние стоит, несомненно, в связи с отношениями церкви и государства и затем в связи с началами религиозной исключительности. Поскольку начало религиозное является опорой политического, оно охраняется даже независимо от различия вероисповеданий (обязательность церковного брака не только для подданных, принадлежащих к господствующей церкви, но и для всех других). С другой стороны, потребность в допущении браков последователей господствующей религии с иноверцами, развивающаяся все более и более с падением религиозных ограничений правоспособности, ведет к признанию гражданского брака. Строй современной общественной жизни, свобода и культурный рост личности обусловливают также расширение развода и улучшение положения незаконных детей. Вторжение в строй семьи различных элементов общественного развития не дает возможности изучать С. право только в качестве особой, замкнутой и самостоятельной системы норм, определяющей отношения власти и подчинения, след. как особую часть гражданскую права. Поскольку С. право включает в себя обязательства, основанные на свободном договоре, и создает имущественные отношения лиц, оно входит, конечно, в область гражданского права: но ограничения родительской власти, определение, с точки зрения общественного интереса, условий действительности браков и их расторжения, вся опекунская организация, уголовные и полицейские меры охраны личности несамостоятельных членов семьи выходят из сферы этого права в подлежащие отделы государственного, административного и уголовного права. Отсюда у современных юристов (Дернбурт, Зом, Кавелин и др.) деление С. права на чистое и имущественное С. право, причем некоторые из них (Зом, Кавелин) только последнее признают по существу принадлежащим к области гражданского права, первое же включают в его изложение лишь в интересах выяснения смысла и значения норм права имущественного. Развитие имущественной равноправности мужа и жены, отца и детей уничтожает постепенно и значение имущественного С. права, как особого отдела гражд. права, сохраняя лишь нормы, относящиеся к алиментарным обязанностям членов семьи друг к другу. Литература. Gierke, "Die sociale Aufgabe des Privatrechts" (1890); Sohm, "Institutionen"; Motive zu dem Entwurfe eines burg. Gesetzbuches" (IV); Esmein, "Le mariage en droit canonique" (П., 1891); Кавелин, "Очерк имущественных отношений, вытекающих из С. союза" (СПб., 1884); Ефименко, "Очерки народной жизни" (I); Оршанский, "Духовный суд и С. право" и др. статьи в "исследованиях по русскому праву семейному и наследственному". В. И.
 
Главная страница