Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Испанский язык - принадлежит к числу романских и происходить от латинского, смешавшегося со многими другими элементами. Язык первоначальных жителей Испании погиб во время римско-германских завоеваний и переселений и лишь в Пиренеях, в так назыв. баскском языке, сохранились остатки древнего И. народного языка. В прочей Испании, как и в других романизированных странах, из так назыв. lingua latina rustiсаnа - римского народного языка, проникшего на полуостров одновременно с римским владычеством - образовался национальный разговорный и простонародный язык, который, после падения Римской империи и вторжения германских народов, когда ослабла и политическая, и литературная связь с Римом, мало по малу сделался единственным употребительным и общепонятным. Возникший, таким образом, из римских элементов и обогащенный запасом германских слов; И. язык получил, благодаря арабам, запас новых слов в области промышленности, науки, торговли и т.д.; на этимологический строй речи арабы не повлияли. Древнейшие следы И. языка находятся в "Origines" Исидора; со второй половины XII в. начинается ряд памятников И. языка, который приблизительно ок. этого времени, по трем главным политическим единицам средневековой Испании - государствам Кастильско-Леонскому, Португалии и Арагонии, разделился на языки: португальскогалисийский, каталонский и кастильский, впоследствии в объединенной Испании сделавшийся господствующим. В настоящее время каталонское наречие распространено в провинциях Героне, Барселоне, Таррагоне и Лериде (прежнее княжество Каталония), в Кастельон де ла Плана, Валенсии и Аликанте (прежнее королевство Валенсия) и на Балеарских о-вах. С IX по XII вв. оно постепенно распространялось за пределы Каталонии, в 1229 г. было занесено на Майорку Хаиме завоевателем, а в 1238 г. им же занесено в Валенсию; на Ю оно не распространялось за р. Сегуру, на З политическая граница Кастилии и Арагонии была и его границею. В 1137 г. каталонское наречие сделалось официальным в Арагонии, хотя народонаселение королевства Арагонского [нынешние провинции Сарагосса, Гуеска и Теруель] постоянно говорило по-кастильски; во внеиспанских владениях арагонцев до настоящего времени остатки каталонского наречия сохранились в округе Алгеро на о-ве Сардинии. Более древнего происхождения тожество каталонского говора с диалектом Руссильона и Сердани (Cerdagne) во Франции. С XIII в. в Испании Саtalanesch или Catala назывался язык разговорный и прозаический, а языком поэзии было Lemosi (Limosi), язык трубадуров, сильно смешанный с провансальским; в настоящее время, особенно в Валенсии и на Балеарах, Lemosi - название старокаталонского наречия, в отличие от новокаталонского разговорного, которое, смотря по провинциям, где на нем говорят, называется валенсиа, майорки и минорки (на Балеарах) и катала (в Каталонии). Главные черты, доказывающие связь каталонского наречия скорее с романским наречием Южной Франции (langue d'oc), чем с кастильским и португальским, следующие: 1) оно, подобно провансальскому, не терпит более одного слога после тонического ударения: anima дает arma, camera - cambra; единственный сохранившийся после тонический латинский гласный звук - а: mare дает mar, gratu(s) - grat; когда слово оканчивается на группу согласных, требующих, для облегчения произношения, после себя гласного, таковым является e: arbor - кат. arbre (кастильское arbol), populus - кат. poble (каст. pueblo); остальные первоначальные конечные гласные иногда остаются, образуя дифтонг (Dens - Deu, Hebraeus - Ebriu), иногда выпадают и остается предпоследний гласный: diluvium - diluvi, servicium - servici, labium - labi; 2) в спряжении: а) господствуют так называемые инхоативные формы, т.е. удлинение глагольной основы настоящего времени слогом ех или ix, подобно тому, как это замечается в языках итал., румынском, провансальском и франц. (finir - finissait и т.п.); б) многие из причастий прошедшего времени образуются приставкою окончания не к основе неопределенного наклонения, но к основе перфекта: tingut от tinch, pogut от poch, conegut от conech (каст. tenigo, podido, conocido от неопред, наклон.). Звук u, удержавший в катал. наречии первоначальную чистоту звука, составляет фонетическую связь между этим наречием и другими И. языками - кастильским и португальским. Эти два наречия, в настоящее время представляющие два языка, с существенными отличиями друг от друга, исходят из одного и того же общего испано-романского источника, между тем как каталонское - скорее происхождения галло-романского. Кастильский язык (Castellano), отождествляемый в настоящее время с И. (Espanol, стар. фр. Espanon), как народный язык, принадлежит всей центральной Испании и громадным пространствам Америки и Азии, с XVI в. заселенным испанцами; название Castellano тем не менее осталось за ним, особенно в Америке. Как язык всех образованных классов общества и всей литературы, это и есть в более тесном смысле И. язык. Несмотря на некоторые довольно распространенные диалекты, кастильский язык представляет единообразный строй, беспримерный в ряду романских языков. От латинского он отдален в иных случаях не далее итальянского, иногда достигает той же ступени, как провансальский; ударение, большею частью, не далее предпоследнего слога, хотя есть немалое количество слов вроде lampara, lagrima, rapido и др. Гласные долгие: е, i, о, u в кастильск. языке сохранены, но e и o распались в дифтонги ie и ue (из uо); латинск. аu перешло в о. Произношение гласных то же, что в латинском языке; двугласные произносятся раздельно. Особенности некоторых согласных: r произносится или мягко, почти как гласный звук (напр., в amor, burla), или как твердый согласный звук (напр., rendir, в старо-кастильск. rrendir); ll (ль, I moiulle) заменяет лат. l, ll, а в начале слов - и cl, gl, pl, bl, fl: llama (flamma), llave (clavis), llorar (plorare); n (нь, n mouille) соответствует дат. mn, nn, иногда начальн. n: ano (annum), dano (damnum), nudo (nodum); ch (= русск. ч) заменяет лат. ct: derecho (directum), pecho (pectus), в старокастильск. ochubre, вместо octubre или otubre; d заменило t между двумя гласными: omado (amatus), padre (ср. лат. patrem); с и z перед е и i раньше произносились как русск. ц, в настоящее время = шепелеватому s или среднему звуку между s и английск. th, х в первоначальном алфавите означал звук русск. ш, потом русск. х; наконец, в последнем значении сменился буквою j (теперь всегда Mejico вместо Mexico) и приобрел в алфавите значение kc, g перед е, i и j, сначала имевшие звук русск. ж, теперь, после реформы орфографии в 1815 г., произносятся как русск. х, s произносится как русск. с и между гласными; гортанный придыхательный звук произошел от лат. j (juego - лат. iocum), g (gente - gentem), s (jabonsaponen), х (cojo-coxum), li, cl (consejo-consilium, ujooc'lum); латинск. f обыкнов. заменено h, которое в настоящее время не произносится и лишь в андалузском местном говоре = x (дат. filius - И. hijo, facere-hacer), звук b в серед. между двумя гласными произносится почти как v. Склонения в кастильском языке нет: множеств. число образуется окончанием s; член - el, la, lo, los, las образован из указат. местоимения ille. В спряжении много архаических форм: изъявит, наклон. давнопрошедшего в виде сослагательн. условного (cantara, vendiera), второе будущее в виде сослаг. будущего (canlare, vendiere), 2 лицо множ. числа повелит. наклон. (vended, partid - в настоящ. vendeis, partis). Вспомогательный глагол ser (esse) дополняется формами глаг. sedere, а не stare, как в других яз. Из диалектов кастильского яз. значение имеют астурийский (так назыв. bаblе туземцев), наварро-арагонский, много заимствовавший у каталонского, и андалузский. Литература. Для истории И. языка общие пособия: "Grammatik der romanischen Sprachen" (Бонн, 1882) и "Etymologisches Worterbuch" Diez'a (Бонн, 1878). Для старо- и новокаталонского языка труды Мануэля Мила-и-Фонтанальс Mila y Fontanals): "De los trovadores en Espana" (Барселона, 1861) и "Estudios de Lengua catalana" (Барс., 1875). О каталонском диалекте в Алгери (на Сардинии) ср. G.Morosi, в "Miscellanea di Filologia" (Флоренция, 1885). Для кастильского яз. законодательницею выступила грамматика И. академии (ряд изданий с 1771 г.). Лучшие словари: словарь исп. академии (Мадрид, 1726 - 89; 12-е изд. В.Сальва, П., 1885), Dominguez'a (Мад., 1856) и P.Куэрво (Мадр., 1887 и сл.). На немецк. языке есть хорошие пособия: для истории каст. языка P.Forster, "Spanische Sprachlehre" (Берл., 1880), грамматики Функа (Франкф., 1885), Шиллинга (Лпц., 1884), Виггерса (Лпц., 1884) и словари Booch-Arkossy (Лпц., 1887), Tollhausen'a (1886), Franceson'a (Лпц., 1885). Этимологические словари составили: Коваррувиос (Мадр., 1674), Кабрера (М., 1837), Монлау (М., 1882), P.Барсиа (M., 1883), Л.Эгилас, Гренада (1880). Для орфографии академией издан особый Tratado. Для языка американских испанцев существует прекрасный труд R.J.Cuervo, "Apuntaciones Criticas sobre el Lenguaje Bogotano" (Шартр, 1885). На русск. языке есть "Краткая И. грамматика, расположенная по правилам грамматики королевск. И. акд.; изд. Яков Ланген (Митава, 1811). Из новых трудов, если не считать "Русского Меццофанти" А.В.Старчевского (СПб., 1887), можно назвать "Краткое практическое руководство для самообучения И. языку", сост. Папельяс (Одесса, 1893). Война за испанское наследство - Оставшееся после смерти бездетного Карла II Габсбургского наследство было предметом притязаний со стороны фр. короля Людовика XIV и императора Леопольда I, причем первый хотел доставить испанский престол внуку своему, Филиппу Анжуйскому, а последний - второму сыну своему, эрцгерцогу Карлу. Притязания свои оба государя основывали на родстве с династией испанских Габсбургов; оба они были женаты на дочерях короля Филиппа IV, отца Карла II: первый - на Марии Терезии, второй - на Маргарите, хотя и младшей, но не отрекшейся, как Мария Терезия, от прав на испанское наследство. Третьим претендентом являлся, до начала войны, малолетний принц баварский Иосиф Фердинанд; внук императора Леопольда. Сначала предполагалось решить спорный вопрос миролюбиво, путем переговоров, деятельное участие в которых приняли и Англия с Голландией. под общим руководством Вильгельма III Оранского. Обе морские державы, пользовавшиеся внутреннею слабостью Испании для своих торговых целей, не хотели допустить к преобладанию в Испании какое бы то ни было из европейских государств и стремились к разделу испанской монархии между всеми тремя претендентами. Людовик, XIV выразил согласие на этот проект, и в этом смысле между Англией, Голландией и Францией был заключен, еще при жизни Карла II, трактат в Гааге, 11 октября 1698 г. Когда, в 1699 г., умер баварский принц, переговоры о разделе возобновились и привели к новому договору, 13 марта 1700 г., по которому участниками раздела являлись только два остальные претендента. Когда предположения о разделе, не смотря на тайну, в которую они были облечены, сделались известными в Испании, они вызвали всеобщее негодование. Желая сохранить целость своих владений и избавить государство от чужеземного вмешательства, Карл II назначил своим преемником сначала баварского принца, а после его смерти, под влиянием французской партии, - Филиппа Анжуйского. 1 ноября 1700 г. Карл II умер: Людовик XIV, вопреки трактатам 1698 и 1700 гг., признал завещание покойного короля действительным и провозгласил своего внука королем Испании. 23 янв. 1701 г. Филипп V прибыл в Испанию, повсюду встречая восторженный прием. Иностранные государства, за исключением Австрии, не желавшей отказываться от своих наследственных прав, готовы были, по-видимому, примириться с совершившимся фактом; но Людовик дальнейшими своими действиями вооружил против себя почти всю Европу. Англия и Голландия согласны были на воцарение Филиппа в Испании лишь при условии полной независимости ее от Франции. Между тем, признав за Филиппом наследственные права на французскую корону, Людовик тем самым показал, что считает интересы Испании и Франции тожественными. Действия Людовика относительно испанских Нидерландов являлись прямым нарушением Рисвикского мира: заключив тесный союз с Максом Эмануилом (баварским курфюрстом и штатгальтером испанских Нидерландов), он побудил его изгнать, при помощи французских войск, голландские гарнизоны из бельгийских крепостей, после чего французские войска заняли портовые города Остенде и Ньюпорт. Известно было также намерение Людовика закрыть доступ в южноамериканские гавани для английских и голландских кораблей и оставить их открытыми лишь для французских и испанских. Наконец, желание его доставить английский престол сыну Иакова II Стюарта было решительным вызовом по отношению к Англии. Под влиянием всех этих обстоятельств в общественном мнении Англии, до того времени миролюбиво настроенном, совершился переворот: между парламентом и Вильгельмом III состоялось сближение на почве воинственной политики, которая не была оставлена и после его смерти (8 марта 1702 г.) королевой Анной, подчинявшейся влиянию Мальборо и, особенно, его жены Сары. 7 сентября 1701 г. против Людовика XIV заключен был союз Англией, Голландией и Австрией, к которому потом примкнули Дания, курфюрст бранденбургский, большая часть князей Германской империи, Португалия и Савойя, раньше находившаяся в союзе с Францией. Благодаря влиянию великого пенсионария Голландии, Гейнзиуса, Мальборо назначен был генералиссимусом англо-голландских войск. Во главе императорских войск был поставлен другой великий полководец XVIII в., Евгений Савойский. Против такой могущественной коалиции стояла Франция, имея в союзе только Испанию, курфюрста баварского и его брата, курфюрста кельнского: Виктор Амедей, герцог савойский, скоро перешел на сторону противников. Обычная самоуверенность не покидала, однако, Людовика, и он не отказался от наступательных действий. Война между Габсбургами и Бурбонами велась одновременно в Нидерландах, Германии, Италии, Испании и на морях и стала особенно интенсивной по смерти Леопольда I, когда на императорский престол вступил старший сын его, Иосиф I (1705 - 11). Долго она представляла собою ряд поражений для французов и ряд триумфов для Евгения Савойского и Марльборо (сражения при Гохштедте, 13 авг. 1704 г.; при Рамильи, 23 мая 1706 г.; при Турине, 7 сентября 1706 г.; при Уденарде, 11 имя 1708 г.). Всеобщее разорение, мор и болезни среди истощенного войной и голодом населения Франции затрудняли для Людовика продолжение войны. Еще в 1706 г. он принужден был начать переговоры о мире, кот. тянулись в течение нескольких лет. Требования союзников отличались крайнею надменностью и были унизительны для Людовика. Ему предложили отказаться от испанских Нидерландов, от Милана, от французских владений в Вест-Индии и в Южн. Америке. Мало того: от него требовали низвержения, при помощи французских войск, внука его с испанского престола и возведения на трон Карла Габсбурга. Глубоко оскорбленный высокомерными требованиями противников, он употребил величайшие усилия для продолжения борьбы, но французы потерпели новое страшное поражение при Мальплакэ (11 сент. 1709). Людовик стал уже советовать своему внуку отказаться от Испании и довольствоваться обладанием Сицилии и Сардинии; но как раз этот критический момент в общем положении Европы произошли благоприятные для Людовика изменения. Постепенно ослабевавшее влияние леди Мальборо на королеву Анну, наконец, совершенно прекратилось, и она была уделена от двора. Воинственная политика вигов лишилась главной своей поддержки; усилилась партия тори, считавшая продолжение войны противным интересам Англии. 17 апр. 1711 г. умер император Иосиф I, не имевший мужского потомства и оставивший наследником обширной Австрийской монархии брата своего, эрцгерцога Карла, претендента на И. наследство. Соединение Испании с Габсбургской монархией могло воскресить времена Карла V. Союзникам Австрии не было никакого интереса нарушать в ее пользу политическое равновесие Европы, которому до тех пор угрожал Людовик XIV. Это соображение имело решающее значение для заключения мира между Францией и Англией, предварительные условия которого были подписаны в Лондоне, в октябре 1711 г. В следующем году в Утрехте открылся конгресс, на котором участие в переговорах о мире принимали, кроме английских и французских министров, уполномоченные от Голландии, Испании, Савойи и Португалии. Заключению мира способствовала победа, одержанная Вилларом над Евгением Савойским при Денене (1712). 11 апреля 1713 г. заключен был мирный договор, имеющий в дипломатической истории Европы такое же важное значение, как и Вестфальский мир. Австрия, с имперскими князьями, продолжала борьбу против Франции и Испании до 1714 г., когда, наконец, в Раштадте и между ними заключен был мир. Главные результаты войны за испанское наследство были следующие: Филипп V, отрекшись от личных и наследственных прав на французский престол, признан был королем Испании и ее колоний; Англия получила Гибралтар (крепость эта захвачена была англичанами 3 августа 1704 г.), Порт-Магон, о-ва Минорку и С.-Доминго, французские владения в Новой Шотландии (Акадию, Гудзонов залив, Ньюфаундленд). Голландия получила лишь право содержать гарнизоны в крепостях Менене, Намюре, Турнэ, Ипре и др. Герцог савойский был признан королем Сицилии: ему предоставлены были Шато-Дофин, Ницца и Монфера. Пруссия получила Гельдерн, а за ее государем признаны были королевский титул и верховные права над Невшателем. Бельгия, Милан, Неаполь и Сардиния были присоединены к Австрии. Курфюрстам кельнскому и баварскому возвращены были их владения. Франция удержала главные приобретения Людовика XIV, но, несмотря на возведение Бурбона на испанский престол, утратила свое грозное могущество. Новым королевствам - Пруссии и Савойе - суждено было играть роль сдерживающего элемента по отношению к Австрии, могущество которой с тех пор постепенно стало клониться к упадку. Значительными выгодами воспользовалась и Англия, усилившая свое морское могущество. См. Lord Mahon, "History of the war of the succession in Spain" (Л. 1832); Mignet, "Negociations et memoires relatifs a la succession d'Espagne" (1835); Я.Гуревич, "Происхождение войны за И. насл. и коммерческие интересы Англии" (СПб. 1885). В.П-ий.
 
Главная страница