Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Епископ (EpiscopoV - букв. надзиратель, блюститель). В древней Греции это имя носили политические агенты, которых Афины посылали в союзные государства для наблюдения за выполнением ими союзных договоров. В христианском мире это название усвояется третьей, высшей степени церковной Иерархии, совмещающей в себе всю полноту апостольский власти. Не только в Святом Писании, но и в творениях отцов церкви II и III века, по причине не установившейся еще терминологии, название епископа часто усвояется пресвитеру, а иногда (напр. Деян. 1, 20) апостолам и даже (напр. 1 Петр. II, 25) самому Иисусу Христу; наоборот, пресвитерами нередко именуются епископы и апостолы. Несомненно, однако, что епископство, как особая, высшая степень церковной иерархии, учреждено еще в век апостольский. По блаж. Иерониму, название епископа, в специальном смысле слова, получило начало после беспорядков в коринфской церкви (около 60 г.), вызвавших Послания ап. Павла к коринфянам. В послании Климента Римского (69 г.) имя Е. употребляется еще в применении и к пресвитерам. Игнатий Антиохийский (ум. 107) и Тертуллиан (ок. 200 г.) употребляют название епископа в нынешнем значении этого слова. Уже в так называемых пастырских Посланиях ап. Павла к Тимофею и Титу, писанных в 65 и 66 годах, епископство является ясно очерченным во всех существенных своих чертах, с вполне обозначенными отличиями его от пресвитерства, как и от апостольства. Оно представлено здесь как завершительный акт устроения церкви, выразившийся в образовании поместных церквей (коринфская, галатийская, фессалоникийская, ефесская, критская), для которых и были поставлены епископы, с их отличительным правом поставлять, чрез рукоположение, пресвитеров и диаконов. В отличие от пресвитеров, управлявших общинами под непосредственным наблюдением апостолов, Е. являются самостоятельными, полномочными правителями церквей. От апостолов, с другой стороны, они отличаются тем, что призванием первых было устроение церкви вселенской, для чего им даны были чрезвычайные благодатные дарования от самого И. Христа (Лук. VI, 13), а епископам, призванным к управлению церквами поместными, дана, чрез апостолов, лишь полнота благодатных даров таинства священства. В первый момент истории церкви апостолы (напр. ап. Иаков в Иерусалиме), сначала всецело, а потом большею частью, сами отправляли в церкви функции епископского надзора и пресвитерского служения, имея при себе лишь диаконов; затем они учредили степень пресвитеров (о ней в первый раз упоминается через десять лет по учреждении диаконов; Деян. XIV, 23), а после всего уже епископов, как своих заместителей и преемников в основанных ими поместных церквах. Эти первые епископы были вполне независимы в своих действиях, образуя, под верховною властью апостолов, один чин равных друг другу высших представителей церквей. Строгого разграничения епископий в первое время не было. Средоточием церковного управления сначала был Иерусалим (Деян. XI, 22, XV, 2, 22, XXI, 17 - 19; Гал. II, 12 и др.). Позже вне Иудеи особенным уважением пользовались церкви основанные непосредственно апостолами. Свои названия эти церкви заимствуют или от гражданских округов (напр., церкви азийские), или от части округа или провинции (напр. церкви македонские), или от гл. города округа (напр. церкви фессалоникийская, ефесская). Среди нескольких епископов целой области еще при апостолах епископ главного ее города представляется главным. Так, оставляя церкви Азийского округа, апостол призывает к себе пастырей главного их города - Эфеса, чтобы чрез них преподать наставления для всех пастырей округа; желая дать распоряжение для церквей Ахаии, он обращается с речью к церкви ее главного города, Коринфа. Существенною принадлежностью епископского управления в век апостольский является существование при нем совета пресвитеров (presbuteriou), который, впрочем, не имел сам по себе ни законодательной, ни судебной, ни церковно-административной власти, а был совещательным и исполнительным органом епископского управления. В следующий за веком апостольским период церковной истории каждая этнографическая разновидность, из вошедших в состав Греко-Римской империи, составляет отдельную поместную церковь, которая имеет в своем составе несколько епископских округов, состоящих из так наз. парикий (paroikia) - епископий наименьших размеров, так что епископии имелись не только в главных городах провинций, но и в малых городах и даже иногда в незначительных селениях. Число их, чем дальше, тем больше умножалось, по мере увеличения числа христиан среди той или иной народности. В конце IV века соборами Лаодикийским (прав. 57) и Сардикийским (прав. 6) было запрещено без особенной нужды умножать число епископий и ставить епископов в малые города и селения. Хотя и равные между собою, епископы каждого народа отдают преимущество чести первому между нами, каким считался сначала старший по времени рукоположения, позже - старший по важности города, в котором он епископствовал (в церковном или в гражданском отношении. Преимущество чести перешло в преимущество власти: апостольское правило (39-е) усвояет старейшему епископу право наблюдения за тем, чтобы правящая деятельность каждого епископа не выходила за пределы его епископского округа, хотя в то же время и первенствующему епископу правила эти запрещают делать какие-либо распоряжения, касающиеся целой церкви поместной, без согласия всех ее епископов. Так возникли в церкви учреждения: с одной стороны - первенствующего епископа (примаса), с другой стороны - соборов, как высшей инстанции в управлении поместной церкви, прототип которой был дан еще в апостольском Иерусалимском соборе (в 51 г.). В первобытной церкви существовало выборное начало при поставлении епископов. Народ и клир епископии, по предварительном совещании, намечали кандидата на сиротствующую кафедру и представляли его собору епископов области, который, по удостоверении в его добрых качествах, требуемых церковными правилами, посвящал его в епископы. Это участие клира и мирян в избрании Е., чем дальше, тем больше ослабевало. В конце VI века оно было ограничено, участием в выборах лишь клира и лучших граждан, которые избирали трех кандидатов и представляли их митрополиту, для выбора и постановления одного из них. В XII в. избрание епископов происходило уже вовсе без участия мирян и клира, собором одних епископов, который выбирал трех кандидатов и представлял, для окончательного избрания одного из них, митрополиту, при замещении кафедры митрополита - патриарху, при замещении кафедры патриаршей - императору. В русской церкви до половины XV в. митрополиты избирались в Константинополе. После падения Константинополя русские митрополиты, а потом патриархи, избирались собором русских пастырей в том порядке, какой соблюдался в Константинополе. Избрание епископа в удельно-вечевой период зависело от митрополита с собором и стольного князя. В Новгороде избрание "владыки" было делом веча и высшего духовенства города: окончательный выбор из трех кандидатов, избранных вечем, производился посредством жребия. Со времени утверждения в России единодержавия, все епископы избираются высшею церковною властью (прежде - соборами, под председательством митрополита или патриарха, ныне - св. Синодом) и утверждаются Высочайшею властью. Память о существовавшем в первобытной древности участии клира и мирян в избрании Е. доселе живет в существующем чине епископского посвящения, именно в троекратном пении клиросом (изображающим при богослужении народ) слова: аксиос, т. е. достоин (избранный - епископства).
 
Главная страница