Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Взыскание в гражданском праве. В широком смысле так называется всякое имущественное требование одним лицом с другого, как бесспорное, так и предъявленное в суде. Так, закон говорит о "количестве взыскания" по просроченным векселям, разумея под этим долговую сумму с прибавкой процентов и разного рода издержек; говорит о рассрочке уплаты по В. мировым судьей в случае отсутствия у должника средств для внесения присужденной суммы. В более тесном смысле В. обозначает в гражданском процессе порядок удовлетворения лица, в пользу которого состоялось судебное решение. Так как в истории судебный процесс носил первоначально характер посреднического разбирательства (чему, в свою очередь, предшествовала стадия самоуправства), то и приведение решения в исполнение зависело первоначально от согласия обвиненной стороны, так что при ее несогласии посредническое решение падало само собою и стороны вновь обращались к самосуду. Положить этому конец стремятся как развивающаяся судебная власть, поощряющая с этою целью развитие института поручителей, так и растущая государственная власть, которая сперва только регулирует самоуправство истца, а затем принимает исполнение решения на себя. С другой стороны, в истории права наблюдается изменение и самого способа удовлетворения. Первоначально он носит на себе еще сильный отпечаток мести и потому обращается на личность должника; затем взыскание обращается на имущество должника, причем долго еще остается в силе и личное задержание. В. с имущества, в свою очередь; первоначально отличается беспощадностью, но с течением времени начинает играть немаловажную роль забота о сохранении рабочей способности должника на будущее время и о предохранении его хозяйства от окончательного расстройства. Изложенный путь юридической эволюции наблюдается в праве разных народов, хотя не везде могут быть прослежены все стадии развития. Так, в праве кавказских горцев , у осетин, у дагестанцев, до упрочения русского влияния в крае суд носил посреднический характер, причем стороны поставляли за себя родственников поручителей в том, что они подчинятся решению, а против упорствующего должника В. производилось путем "барантования" или "ишкиля", т. е. захвата имущества не только должника, но и членов одного с ним рода; освободить имущество от захвата можно было, представив поручителей. Древнейший юридически памятник Ирландии, Сенхус Мор, чрезвычайно подробно излагает правила осуществления самоуправства. Главную роль играет захват имущества, принадлежащего должнику, преимущественно скота; но он дозволен не иначе, как с соблюдением известных правил. После захвата кредитор должен в течение определенного срока ожидать добровольного удовлетворения или же представления поручителей, а затем захваченное имущество становится его собственностью. В древнем чешском праве также наблюдается еще остаток от эпохи самоуправства: хотя В. и производится при участии коморника (пристава), но он больше занят увещанием строптивого должника и помогает взыскателю вступить во владение его имуществом. Этот ввод во владение не есть, однако, удовлетворение взыскателя, а только способ принуждения должника пойти на соглашение; если последнее все же не состоится, то взыскатель вправе убить должника или лишить его свободы, причем убийство не влечет за собою родовой мести. В Германии, благодаря раннему развитию политической власти, рано исчезает и самоуправство; уже на основании Салической Правды решение приводится в исполнение графом, при участии 7 рахимбуров, которые захватывают имущество должника в размере, нужном на покрытие долга и издержек В.; послушание должника обеспечивается правом короля объявить ослушника стоящим вне закона и подвергнуть его имущество конфискации. В Риме, в эпоху XII таблиц, при В. сохранялись еще формы узаконенного самоуправства. Так, после решения должник в течение 30 дней имеет право собрать и доставить присужденную сумму; но затем к нему является взыскатель и "накладывает на него руку" (manus injectio). Это значит, что должник обязан следовать за взыскателем к претору; если при этом не явится виндекс, чтобы вступиться или поручиться за должника, взыскатель вправе отвести его к себе, заключить в оковы на 60 дней, в ожидании, что кто-нибудь выкупит его, а затем продать в рабство или убить, если он задолжал нескольким лицам. Закон Петилия (426 г. до Р. X.) смягчил этот порядок, но в какой именно степени - в точности неизвестно. В конце Римской республики появляются способы В. с имущества в виде ввода во владение всем имуществом должника (missio in bona) и продажи (venditio bonorum); остаток самоуправства выражается в том, что все эти действия совершаются хотя и по специальному приказу претора, но все же самим взыскателем, а не судебными чинами. В императорское время появляется способ В. путем захвата, с целью публичной продажи отдельных вещей должника, чрез посредство судебных приставов (арраritores). Существовавший в древнем праве захват вещей (pignoris capio) применялся только при специальных религиозногосударственных, а не при частных В. В императорское же время появляется и способ исполнения решения путем отнятия и передачи вещи в натуре. К началу императорского периода относится возникновение права должника (правда, только в особых случаях и против особых В.) требовать, чтобы от В. была освобождена часть имущества, потребная для дальнейшего существования (condemnatio in io quod facere potest; beneficium couipetentiae). В современных законодательствах порядок В., вообще, регулируется так, что В. производится не истцом, а органом государственной власти, к которому истец обращается за помощью. В русском праве исполнение решений было уже в эпоху судебников всецело функцией государственной власти. О самоуправстве взыскателя тоже не было и помину; но зато нигде, кажется, так долго В. не сохранило характера личной мести, как у нас. Если предметом В. была передача земли в натуре, то посылались "разъезжие", которые отводили ее; тем же порядком передавалась движимость. Но если при денежных В. должник прямо объявлял приставу, что ему нечем платить, его выдавали взыскателю "головою до искупа", т. е. пока не отработает должной суммы; мера эта приравнивала выданного к холопам и потому применялась только к людям низшего состояния, при чем взыскатель обязывался не морить и не увечить должника. Если же должник не сознавался в своей несостоятельности, то обращались к правежу: должника ежедневно выводили пред приказную избу и пристав бил его по ногам гибкими прутьями, больно или слегка, смотря по тому, кто дороже заплатил приставу - взыскатель или должник. Сначала продолжительность правежа не была определена законом, указом же 1555 г. правеж ограничен одним месяцем за 100 р. долгу. После того лиц низших сословий выдавали головою, а с должниками из высших сословий, которые последней мере не подлежали, ничего нельзя было поделать и путем правежа. Можно было вытерпеть бой и все-таки не заплатить долга (это называлось отстояться от правежа), можно было и поставить за себя на правеж своего холопа. От правежа можно было освободиться, представив за себя поручителей в уплате. В большом употреблении было исходатайствование жалованных грамот, избавляющих от правежа. Правеж был настолько в обычае, что к нему прибегали даже при В. по закладным, как к предварительной мере. В конце XVI века начинают сознавать непригодность правежа, как способа В.; но только в 1628 году вводится впервые, как общая мера, передача взыскателю двора и движимого имущества ответчика, по оценке. Обращение В. на недвижимость не было еще допущено, но указом 1629 г. позволено посылать в вотчины и поместья править с крестьян взыскиваемую сумму. По Уложению 1649 г. избавление от правежа составляет законную привилегию двух высших сословий, но правеж все-таки остается в употреблении втечете всего XVII века. Понятно, почему законодательство неохотно расставалось с этой мерой: допустить обращение взыскания на вотчины и поместья, значило бы подорвать средства служилых людей для исправной службы. В действительности, однако, цель законодателя не достигалась, потому что многие, чтобы избавиться от стояния на правеже, спешили продавать имущество хотя бы ниже настоящей цены. Уложение 1649 г. сделало шаг вперед в обращении В. на недвижимость: именно позволено отбирать пустую вотчину и передавать ее взыскателю по оценке, или же продавать ее и отдавать взыскателю деньги. После Уложения, в 1656 г., мера распространена и на пустые поместья, но с тою разницей, что их можно только передавать взыскателю, а не продавать. Только в 1685 г все земли - вотчины и поместья, пустые и жилые - сравнены для обращения на них В. Тем не менее правеж и выдача головою в конце XVII в. не только остаются в употреблении, но продолжают играть главную роль в системе В. Отчасти это было неизбежно потому, что право того времени не допускало соразмерного удовлетворения В. при их стечении. В. производилось в порядке старшинства исков. и потому, после окончательного разорения должника, ничего не оставалось, как все-таки выдать его головою или же поставить его на правеж. Петр Великий уничтожил как правеж, так и выдачу головою, введя правило о соразмерном удовлетворении кредиторов. Однако; принудительные меры остались в силе в течение всего XVIII века. в виде работ на галерах (при Петре Великом) для отработки долга, тюремного заключения и т. д. В современном русском праве личное задержание должника утратило почти всякое значение. Исполнение решения составляет функцию специального органа - судебного пристава, сфера деятельности которого несколько сужена с введением положения о земских начальниках. Что же касается взыскателя, то, если он и фигурирует при В., его участие есть только прямой результат состязательного характера защиты гражданских прав в современном процессе; роль взыскателя сводится на простое пособничество исполнительным органам. По судебным уставам 1864 г. судебное решение приводится в исполнение не иначе, как по просьбе взыскателя; он же должен избрать способ В. При всех действиях по исполнению, он вправе присутствовать и даже приводить с собою свидетелей; но он не должен вмешиваться в самое исполнение и не вправе делать распоряжений, которые принадлежат к кругу действий пристава. Присутствуя при аресте и описи движимости, он вправе делать замечания на составляемую опись, которые пристав может и не уважить но должен объяснить, в конце описи, почему они не уважены; взыскатель вправе подать на него жалобу суду; то же относится до всех заявлений взыскателя при исполнении решения. Пристав должен считаться с желаниями взыскателя при выборе хранителя арестованного имущества. Взыскатель может участвовать в торгах, как всякое постороннее лицо. Его согласие необходимо для приостановки наложения ареста и отсрочки продажи. Он же делает первоначальную оценку имущества. Взысканные деньги пристав выдает ему прямо под его расписку, если только нет стечения В., когда должно наступить распределение денег при посредстве суда. В случае смерти должника во время В., взыскатель может просить суд о назначении опекуна к имуществу или о продолжении В. Таким образом. взыскатель только "просит" и "жалуется", и если "действует", то не более, как лицо, охраняющее свое гражданское право при посредстве органов государственной власти. Если взыскатель не имеет сведений об имуществе должника, на которое можно было бы обратить взыскание. или же имущество это недостаточно, он может просить суд отобрать у должника подписку о невыезде, или же просить суд, по месту нахождения должника, вызвать его в присутствие суда для указания средств на удовлетворение В.; этот вызов может быть повторен по новой просьбе взыскателя, и должник обязан являться, под страхом подвергнуться приводу чрез полицию или сыску.За ложное показание о своих средствах должник подвергается уголовной ответственности. В ряду способов В., кроме передачи имущества в натуре, главное место принадлежит обращению В. на движимость и на недвижимость должника. На несколько имуществ одновременно В. может быть обращено в таком только случае, когда стоимостью одного из них сумма В. не покрывается вполне. Обращение В. на движимость состоит в наложении ареста и в публичной продаже. Обращение В. на недвижимое имение начинается с посылки должнику повестки об исполнении, в которой ему назначается двухмесячный срок для добровольного исполнения решения; одновременно с этим на имение налагается запрещение. Договоры на имение, заключенные должником после получения повестки, могут быть уничтожены судом. По истечении льготных 2-х месяцев судебный пристав приступает к описи, которая должна содержать в себе все юридические, топографические, хозяйственные и другие данные об имении. К окончанию описи взыскатель должен представить свою оценку имению, с которою должник может не согласиться, и тогда оценка производится через экспертов, на основании сведений о доходности имения. Затем имение назначается в продажу, а до тех пор оно обыкновенно остается в управлении должника, который, однако, обязан отчетностью за это время. Если В. обращено на земли, оставшиеся во владении помещиков за наделом крестьян, то должник может просить о приостановке продажи, когда сумма В. покрывается чистым двухгодовым доходом имения; платеж рассрочивается по-полугодно; неисправность должника в этом случае влечет за собою уплату 10% неустойки. Вообще действует правило, что В. на доходы с недвижимого имения может быть обращено не иначе, как с согласия должника. Кроме главных способов В., существуют специальные, в зависимости от свойства имущества и от личности должника. С железных дорог принудительное В., вообще говоря, не может быть произведено; по закону, железная дорога со всеми ее принадлежностями составляет одно нераздельное имущество, и потому нельзя обращать В. ни на принадлежащие ей предметы, ни на деньги в ее кассах. Правлению посылается повестка об исполнении и, если в течение 3-х месяцев требование не будет удовлетворено, взыскатель может просить суд о признании общества-ответчика несостоятельным должником. С крестьян и крестьянских обществ, казаков и башкир взыскание производится так, чтобы не расстроить хозяйства должника; поэтому избрание способа В. не зависит от взыскателя, но В. совершается в последовательности, указанной законом (т. XII Св. Зак., Уст. каз. сел., ст. 384 - 407; т. IX, особ. прил. I, ст. 24, прим. 3). Сперва обращается В. на доходы от недвижимого имения, если такое имеется сверх двора и надела, затем на движимость, но с большими изъятиями. Тем же стремлением предупредить экономическое расстройство должника вызваны законы о В. с имуществ ловцов прикаспийских рыбных промыслах (т. XII, Уст. гор. и сед. хоз.) и с имуществ самоедов и калмыков (т. X, ч. 2, ст. 252 и 1020). О предметах, не подлежащих аресту при обыкновенном порядке В. Литература. Мен, "Древнее право"; М. М. Ковалевский, "Современный обычай и древний закон"; его же, "Закон и обычай на Кавказе"; Ihering, "Geist des romischen Rechts"; Keller, "Romischer Civilprocess"; Муромцев, "Гражданское право древнего Рима"; Ефимов, "Посильная ответственность должника по римскому праву"; Дмитриев, "История судебных инстанций от Судебника до Учреждения о губерниях" (М., 1859); Н. Ланге, "Древнее русское уголовное судопроизводство" (Спб., 1884). М. Брун.
 
Главная страница
Документы для поступления, необходимый минимум, практикум по направлениям, документация по программированию, личные странички, курсы лекций по основным направлениям специальности.
в начало