Ф.А.Брокгауз, И.А.Ефрон
Энциклопедический словарь

 А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
Й
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
У
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Щ
Э
Ю
Я
 
Валленштейн, правильнее Вальдштейн (Альбрехт-Венцеслав-Евсевий Wallenstein), впоследствии герцог Фридландский и Мекленбургский, имперский главнокомандующий в 30-летнюю войну, род. в Германии, в Богемии, 15 сентября 1583 г. В. принадлежал древней дворянской фамилии, исповедывавшей протестантскую веру; но по смерти отца, на 16-м году своего возраста, был отдан в иезуитское училище в Ольмюце, и там перешел в католичество. Совершив затем путешествие по Италии, Франции, Нидерландам и Германии, он в 1606 г. вернулся на родину, вступил в ряды имперских войск, действовавших в Венгрии, и за отличие при осаде Грана получил капитанский чин. По заключении мира В. возвратился в Богемию и женился на богатой пожилой вдове, которая в 1614 г. умерла бездетною, оставив ему все свое состояние. Это и другое наследство, полученное тогда же от дяди, дали ему возможность играть важную роль при дворе императора Матфия. В кратковременную войну 1617 г. между Венециею и герцогом Фердинандом Штирийским (будущим императором), В. сформировал на свой счет отряд конницы (200 ч.) и привел его к герцогу, вследствие чего вошел у него в большую милость. При освобождении Гpaдишки от осады, он выказал примерную неустрашимость, а своею щедростью, равно как заботливостью о войсках, приобрел такую известность, что каждый считал за честь служить в его отряде. По окончании похода, он был назначен командиром полка земской милиции в Моравии; вскоре вступил во второй брак с дочерью гр. Гарраха, советника и любимца императора, при чем получил графское достоинство; звание канцлера и начальство над моравскою милицией. Когда, в 1518 г., вспыхнуло восстание в Моравии и Богемии, В. спас из Ольмюца государственную казну, участвовал со сформированным им кирасирским полком в подавлении восстания и очистил всю страну от протестантских войск, за что был произведен в генералмайоры с назначением губернатором Моравии. В войне с Бетлен-Габором, князем трансильванским, нанес ему решительное поражение при Штандмюце, а его союзнику, маркграфу бранденбург-эгерндорфскому - при Кремзире (1621 г.). Скупив в Богемии многие конфискованные имения и получив от императора обширное Фридландское поместье, В. сделался одним из богатейших людей в Австрии. В 1623 за услуги, оказанные в войне с Б. Габором, он был возведен в звание имперского князя и герцога. В 1625 г., когда средства императора для борьбы с протестантами совершенно истощились, В., обладавший 30-миллионным состоянием, предложил выставить 50-тыс. армию на свой счет (с уплатою за то впоследствии), при условии быть ее главнокомандующим и содержать ее контрибуциями с неприятельских земель. Император согласился на это. Слава и щедрость В. быстро привлекли под его знамена множество народа. С этою новонабранною армией, он разбил Мансфельда, разгромил Мекленбург, Померанию, Шлезвиг, Голштинию, и при помощи Тилли нанес решительный удар датчанам, принудивший Христиана IV заключить в 1629 г. мирный договор в Любеке. Мекленбургские владения; которые В. завоевал, переданы были ему императором, с титулом герцога мекленбургского. Но по мере успехов В., высокомерие и надменность развились в нем до последних пределов и навлекли на него ненависть имперских князей, возмущенных, кроме того, и насилиями его войск. Уступая их просьбам, изложенным на Регенбургском съезде (1630), император лишил В. начальства над католическим воинством. Последний принял это известие с гордым равнодушием и, оставив армию, удалился в Прагу, где зажил частным человеком. Бездействие его, однако, продолжалось недолго; успехи шведского короля ГуставаАдольфа заставили императора вновь обратиться к помощи В., но тот только после долгих просьб согласился (1632) принять начальство над армией. Согласие это он обставил такими условиями, которые давали ему неограниченную и бесконтрольную власть не только в армии, но и в землях ею занимаемых. Набрав новые полки, В. взял Прагу, очистил Богемию от саксонских войск; но, двинувшись затем в Баварию, он, не смотря но тройное превосходство сил, три месяца простоял под Нюренбергом, занятым Густавом-Адольфом, и от боя уклонялся. Потерпев затем поражение под Люценом, В. отступил в Богемию, и, убедясь в трудности вытеснить шведов из Германии, решился достигнуть этого посредством постепенного отторжения от них союзников. Для этого он вступил в переговоры с курфюрстом саксонским и, продолжая решительные военные действия против шведов там, где мог бить их по частям, щадил их протестантских союзников в Германии. Это послужило врагам герцога предлогом для обвинения его в измене. Еще большим поводом к обвинению В. послужило освобождение взятого им в плен гр. Турна, главы восстания в Богемии. Особенно злобствовали на В. иезуиты. Хотя В. пренебрегал неудовольствием венского двора, но все-таки, получив от императора приказание идти на помощь курфюрсту баварскому, двинулся, несмотря на позднее время года, в Баварию; но, узнав дорогою о взятии Регенсбурга протестантами, вернулся назад и расположился в Богемии, на зимних квартирах. Враги В., пользуясь этим, старались уличить его в намерении, опираясь на войска, сделаться чешским королем; а крайне раздраженный император потребовал от него очищения австрийских владений. В. не повиновался этому повелению, ссылаясь на договор, заключенный с императором перед принятием начальства над войсками. Когда же курфюрст баварский, стоявший во главе враждебной парии, потребовал, чтобы В. был лишен звания главнокомандующего, то последний (страдавший к тому же подагрою) созвал военный совет и, изложив свои несогласия с императором, заявил готовность удалиться от дел. Но старшие офицеры, считавшие себя более на службе В., чем императора, и зная, что с падением первого они могут лишиться еще неполученной ими значительной денежной суммы за прежнюю службу, протестовали против намерения В. и 12 января 1634 г. заключили с ним договор (Пильзенский), которым обязывались не оставлять друг друга, но при условии не предпринимать ничего против императора в католической церкви. Императору Фердинанду представили все это в виде политического заговора. Он отрешил В. от командования и объявил его мятежником, а начальство над армией вверено было генералам Пиколомини и Галласу, которым приказано доставить объявленного мятежника живым или мертвым. В то же время император не переставал вести с В. дружескую переписку. Последний, узнав о грозящей ему опасности и о значении, какое придано Пильзенскому собранию, вновь собрал своих старших офицеров и объявил, что разрешает их от данной клятвы, если они подозревают его в намерениях, противных императору; вместе с тем он подписал реверс, что "никогда и в мыслях не имел предпринимать что-либо против императора и религии". Реверс этот В. отправил в Вену, с заявлением готовности своей сдать начальство над армией, и на суде отдать отчет в своих поступках. Но судьба его была уже решена; реверс его императору не был представлен. Последовавшим затем декретом конфисковались имения герцога. В., узнав о движении против него войск Пиколомини и Галласа, бежал с оставшимся верным ему слабым прикрытием в замок Эгер. Затруднительность положения заставила его вступить в переговоры с предводителями протестантов, но герцог Бернгард Саксен-Веймарский и Оксенштирна, не доверяя В., отвергли его предложения. Между тем полковник Бутлер, начальник конвоя В., будучи подкуплен генералом Пиколомини и Галласом, 25 февраля 1634 г.; с помощью двух офицеров. изменнически умертвил приближенных В. генералов, и в то же время капитан Деверу с драгунами вломился в спальню герцога, который уже лежал в постели. Увидев в чем дело, В. встал, прислонился к стене и спокойно принял смертельный удар алебардою в грудь. Убийцы были щедро награждены на счет имущества погибшего герцога. Главною пружиною всех действий В. было непомерное честолюбие. Как государственный человек, он не выказал особых качеств; успех же его военных предприятий основывался не столько на искусстве, сколько на численном превосходстве над противником. Он действовал на людей золотом и страхом, но не имел способности привлекать к себе их сердца. Безгранично щедрый в наградах, он, с другой стороны, отличался крайнею суровостью и даже жестокостью наказаний. При неутомимой деятельности и выдающейся отваге, он был во всем умерен, соблюдал простоту в одежде и в обычаях. Вообще В. нельзя отказать в некотором величии, чему соответствовала и наружность его: высокий рост, крепкое сложение; небольшие черные глаза, взгляд которых редко кто мог выдержать; выражение лица всегда холодное и серьезное: вся осанка величавая, гордая. В. никогда не смеялся; говорил редко, отрывисто, и в обращении был суров. М. Н. Петрова.
 
Главная страница